У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
НАМ ДОВЕРЯЮТ ВЕДУЩИЕ ХУДОЖНИКИ-СЦЕНОГРАФЫ, ТЕХНОЛОГИ, ЗАВ. ХПЧ И ДИРЕКТОРА ТЕАТРОВ.
МЫ РАДЫ ПОДЕЛИТЬСЯ ОТЗЫВАМИ О НАШЕЙ СОВМЕСТНОЙ РАБОТЕ
Алексей Трегубов
художник
Мне важно, чтобы люди, которые производят то, что я придумываю, были также художниками, которые предлагают конструктивные решения, не формальные, привязанные к нормативам, а которые исходят из понимания художественной идеи.

подробнее
Эмиль Капелюш
художник-постановщик
Здесь – в мастерской «Сценические решения» – работают молодые люди, которые еще не покрыты слоем театральной пыли, и в этом смысле с этой мастерской мне работать легче всего, потому что они готовы на трудности. Есть такое слово «творчество» – оно, конечно, относится не только к художнику, но и к тем, кто рядом.

подробнее
Зиновий Марголин
театральный художник
Я давно знаком с мастерской «Сценические решения», и это действительно симпатичные мне люди – это самый главный критерий моего выбора производственных мастерских, потому что общение с ними – это бо́льшая часть моей жизни.

подробнее
Николай Слободяник
художник-сценограф
Я работаю с разными мастерскими, но самое главное качество в работе, которое я уважаю в мастерских, и это качество присутствует в «Сценических решениях», – желание идти навстречу, подумать, еще раз переделать и усовершенствовать.

подробнее
Мария Трегубова
художник
Пожалуй, самым важным для меня является момент, когда мастерские и конкретные мастера и технологи, с которыми я общаюсь, ощущают себя не исполнителями, а соавторами. Я считаю, что любой человек причастный к творческому процессу — это соавтор и от каждого очень много чего зависит.

подробнее
Вячеслав Окунев
художник, Народный художник России
Каждая работа, которую делает художник, требует особого подхода, и в данном случае сочетание декорационной подробности и очень хорошего качества отделки приводит в мастерские, которые это делать умеют.

подробнее
Олег Головко
художник-постановщик
Работая с мастерскими, я прежде всего ценю в исполнителе способность понять художественную задачу. Я убежден, что исполнитель должен быть талантливым человеком — это не на заводе работать. Это в какой-то степени сотворчество с художником. Поэтому умение попасть и в стиль, и в задачу художника — очень ценные качества для мастерских.

подробнее
Владимир Фирер
художник-постановщик, Заслуженный художник Российской Федерации
Я считаю, что они сейчас одни из лучших мастерских в городе. Сейчас мало можно найти людей, которые так качественно делают декорации, как они. Я довольно давно работаю с этими мастерскими и они меня ни разу не подводили, всегда было всё сделано на высоком уровне.

подробнее
Виктор Крамер
театральный режиссер, сценограф
Я стараюсь по мере возможности предлагать и зрителю и тем, кто создает декорации, совершенно новое. Это дается не просто. Есть и объективные и субъективные проблемы. Но все же многое получается. Особенно тогда, когда люди, с которыми я общаюсь, — творцы, а не просто механические производители, которые просто выполняют задачу художника.

подробнее
Эцио Фриджерио
художник, сценограф (Италия)
Я очень доволен и даже не ожидал, что встречу такой высокий уровень художественного исполнительского мастерства, который получил! Мне нечего сказать, я удивлён! [аплодирует]

подробнее
Виктор Караре
Заместитель директора по художественно-производственным вопросам и эксплуатации здания Астана Опера
В мастерских «Сценические решения» мы встретили большое понимание в реализации элементов декорации. Молодая амбициозная команда специалистов, начиная от конструкторов, инженеров и технологов, вплоть до художников-ремесленников, показала очень слаженную работу и хорошее планирование рабочих процессов, ориентированное на достижение результата в соответствии с нашим критериями и требованиями.

подробнее
Риккардо Массирони
художник, технолог (Италия)
У меня очень хорошие впечатления от работы с мастерскими «Сценические решения» по созданию декораций к балету «Пиковая дама». Я был удивлен обнаружить очень высокое качество исполнения, открытость и готовность людей к переделкам, а также понимание того, что нам предстоит выполнить.

подробнее
Мариус Яцовскис
художник-сценограф (Литва)
В работе с мастерскими по производству декораций для меня важно, чтобы они смогли предложить технологические решения. И очень важно, когда мастерские решают технологические вопросы и предлагают разные способы решения. Вот это самое главное в основном.

подробнее
Доменико Франки
художник (Италия)
Я был поражен качеством исполнения декораций и работы этой мастерской. Как вы понимаете, я работаю со многими европейскими театральными мастерскими и такой уровень работы я видел очень редко.

подробнее
Анвар Гумаров
художник
В работе с мастерскими мне важен диалог и вариативность предлагаемых решений «как это сделать» и, как следствие, результат на сцене. Главные критерии — это качество и финансовые возможности театра или компании.

подробнее
Глеб Фильштинский
театральный художник, художественный руководитель Студии «Шоу Консалтинг»
В работе с театральными мастерскими «Сценические решения» мне важно отношение к художнику и отношение к идее. Готовность включиться, осознать идею и развивать ее в том русле, как это хочет художник или режиссер.

подробнее
Евгений Ганзбург
художник по свету
В работе с театральными мастерскими на первое месте я ставлю именно качество, точность и понимание сценического эффекта. Чёткое понимание художественной задачи и точность ее выполнения — это и есть высокий уровень мастерских. Уверяю вас, это случается не везде.

подробнее
Гидал Шугаев
художник по свету
В работе с мастерскими по производству декораций мне важно качество. Это – во-первых. Дьявол же всегда в деталях. И именно в деталях всегда проявляется уровень мастерских. Одни покруче, а у других «дым пожиже». Бывает, что мастерские готовы сделать всё дёшево и быстро, но потом намучаешься с изделием.

подробнее
Вера Мартынов
художник
Я работаю с театральными мастерскими в основном по рекомендациям знакомых, проверенных коллег. В случае с проектом «Хранить вечно» мастерскую «Сценические решения» предложила продюсер проекта.

подробнее
Лариса Ломакина
художник-сценограф
В работе с театральными мастерскими мне важен опыт производства и взаимодействия с театром, с постановочной частью, потому что можно сделать очень красивые декорации, которые постановочная часть не сможет ни собрать, ни разобрать, ни повторить шедевр.

подробнее
Светлана Доля
генеральный продюсер спектакля «Норма»
Нам очень повезло, что «Сценические решения» вошли в проект и достойно его реализовали. Мне важно доверять и знать, что если компания берётся, то она справится с задачей несмотря ни на какие изменения в пути, уточнения и внезапные дополнения. Важно понимать, что мастерские — не просто исполнители, а заодно с тобой, и так же, как и ты, хотят видеть крутой результат.

подробнее
Ольга Романецкая
директор Молодёжного театра на Фонтанке
Я уверена в мастерской «Сценические решения» на все сто процентов. Я знаю, что они всегда помогут, всегда сделают в срок, всегда подскажут, когда надо, и это очень важно в наше время. По крайней мере, я могу говорить за этот год, в котором я выпустила вместе с ними три спектакля.

подробнее
Алексей Фрадин
директор театра Комедии имени Н.П. Акимова
Ребята из мастерских «Сценические решения» мне очень близки по взглядам, по духу и по единому подходу к работе — у нас нет проблем, есть задачи, которые надо решать.

подробнее
Татьяна Артамонова
завпост театра «Мастерская»
В мастерских «Сценические решения», с которыми мы сейчас работаем, есть многозадачность. Они отлично сделают механизмы, прекрасно подходят к фактуре, они работают с художниками иногда напрямую, что очень сильно развязывает мне руки.

подробнее
Юлиана Лайкова
художник
Что мне понравилось: мастерским отдается какой-то большой блок, и он выполняется целиком, нет такой постановки вопроса, что мы делаем только железо, а кто-то другой пусть делает дерево. Люди видят декорацию, понимают ее и всячески помогают "вы хотите так, мы попробуем это сделать так", "а вы хотите эдак, значит мы попробуем сделать эдак". Это здорово, потому мне на надо переубеждать человека в том, что мне что-то необходимо.

подробнее
Елисей Шепелёв
художник
Мы сделали спектакль «1234» со «Сценическими решениями» в сентябре 2019 года и мне очевидно, что это компания профессионалов, где людям не нужно особо объяснять — они все сделали, как надо.

подробнее
Надежда Осипова
художник
Когда я выбираю мастерские или технологов для разработки декораций, то исхожу из критериев, что я рисую картинку, показываю и говорю, что хочу вот так. И эти волшебные люди отвечают: «о, мы сейчас придумаем, как это сделать» и они действительно это придумывают.

подробнее
Ксения Домантовская
Начальник художественно-технологического отдела художественно-постановочной части Александринского театра
При выборе мастерских для театра важна прежде всего уверенность в том, что все будет сделано вовремя и на высоком уровне, что мастерские готовы к диалогу и экспериментам, в том, что не будет упущено ни одной, даже самой мелкой детали, что вся информация вовремя дойдет до исполнителя.

подробнее
Анна Коломейцева
технолог Александринского театра
В выборе мастерских театральных декораций мы прежде всего основываемся на специалистах и их профессионализме. Мы много мониторим в интернете, в соцсетях, отсматриваем готовые работы, читаем рецензии на премьеры, которые выходят. Наш профессиональный круг довольно узкий — мы все общаемся между собой, знаем и видим кто что делает.

подробнее
Ольга Смирнова
главный технолог Большого театра
При выборе театральных мастерских для изготовления декораций для Большого театра, нам важно высокое качество изготовления и адекватная цена. С мастерской «Сценические решения» мы уже давно знакомы и не первый раз сотрудничаем, поэтому качество уже проверено временем — у нас всегда было всё хорошо.

подробнее
Давид Вольфовский
исполнительный директор МДТ-Театр Европы
Отношения любых организаций всегда складываются из отношений между людьми. Важно отметить, что во взаимоотношениях с мастерской «Сценические решения» у меня не было случая за много лет совместной работы, чтобы мы не нашли компромиссного решения.

подробнее
Нил Бахуров
заведующий ХПЧ МДТ-Театр Европы
Почему мы обращаемся в «Сценические решения»? — Во-первых, они всегда откликаются, даже если загружены, всегда готовы выслушать и пойти навстречу с определенными компромиссами, сроками и материалами. С ними удобно. Особенно удобно, что эти мастерские берут на себя весь спектр работ и решают все вопросы, которые возникают.

подробнее
Олег Господынко
Заместитель директора по ХПЧ театра им. Ленсовета
В работе с мастерскими мне важно прежде всего, чтобы были соблюдены сроки исполнения декорационного оформления. Мы на них очень жёстко завязаны, потому что в театре идет текущий репертуар, театр работает без выходных, и мы можем принимать и устанавливать декорации новых постановок только в ночной период. Поэтому очень ценю пунктуальность и умение доводить работу до конца. Это самое главное.

подробнее
Сергей Рылко
художник-технолог и видеодизайнер
С Мишей Абрамовым и мастерскими «Сценические решения» я знаком и дружу уже лет 8. Мне всегда было приятно работать с людьми, которые отвечают за качество своей работы.

подробнее
Яна Бойцова
художник по свету
Я очень довольна совместной работой с мастерской «Сценические решения» вот почему: всегда есть возможность для изменений; детальная проработка проекта; очень дружелюбное отношение ко всему, что происходит на проекте, даже если есть очень критические изменения и очень мало времени для этого, то всегда всё будет сделано и это не вызывает негативных эмоций, что приятно.

подробнее
Игорь Фомин
художник по свету
Для меня, как художника по свету, в работе с мастерскими самое главное, чтобы декорации были готовы довольно заранее и чтобы первая репетиция на сцене проходила уже в декорациях, а лучше ещё гораздо раньше до нее, чтобы были готовы выгородки и обозначены границы.

подробнее
Марина Завьялова
художник Большого театра кукол
В выборе мастерских требования у меня простые, как у многих. Это профессионализм в исполнении, понимание художественной задачи, грамотная разработка декораций, качество, неравнодушие, пунктуальность. Но так сложно найти именно тех, кому можешь доверить самое сокровенное.

подробнее
Екатерина Моченова
ассистент художника-постановщика оперы «Садко» в Большом театре России
Что касается критериев работы с театральными мастерскими, очень важно, когда мастерские гибкие. То есть когда в работе они могут не то, что радикально поменять что-то, а следовать процессу, не относиться к этому механически. Когда понимают, что немного не туда идем, собрались, обсудили и повернули.

подробнее
Юлия Гольцова
художник
В работе с мастерскими по производству декораций мне важно взаимопонимание, когда складываются отношения и тебя слышат. Каждый раз мы создаем уникальные объекты по оригинальным размерам, поэтому важно, чтобы мастерские держали ухо востро. И контакт между людьми, пожалуй, важнее всего, потому что всё остальное выполнимо.

подробнее
Ольга Скурихина
художник
Процесс создания спектакля — это огромный труд большого количества людей. Режиссёр и художник создают идею, а воплощает эту идею в жизнь команда мастеров своего дела, без которых вся эта красота и работа той самой идеи попросту невозможна.

подробнее
Эльдар Кархалёв
художник-постановщик к/ф «Девятаев»
Я общался со многими специалистами в Москве и Петербурге. От них были разные предложения декорационного свойства — сделать самолет из фанеры на металлическом каркасе, другие предлагали из стеклопластика. Но в итоге я склонялся к тому, что лучше сделать всё из металла и получить максимально реалистичные фактуры.

подробнее
Дарья Корнева
линейный продюсер к/ф «Девятаев»
При выборе подрядчика для строительства декорации самолета для киносъёмок к/ф «Девятаев» учитывались производственная мощность компании, технологичность, репутация и, что важно, готовность к экспериментам.

подробнее
Дарья Корнева
линейный продюсер к/ф «Девятаев», киностудия Bazelevs
Фильм «Девятаев» — это история о подвиге лётчика Михаила Девятаева, совершившего побег из концлагеря с острова Узедом на немецком бомбардировщике Heinkel HE 111 H-22. Приступив к работе над фильмом, мы понимали, что самолет будет играть значительную, сюжетообразующую роль. При выборе подрядчика для строительства декорации самолета учитывались производственная мощность компании, технологичность, репутация и, важно, готовность к экспериментам.

Сама идея построить полноразмерную декорацию немецкого движущегося самолета (!) многими мастерскими и конструкторами воспринималась трудно реализуемой. А перед нами стояла задача снимать самолет полноценно вместе с актерами со всех ракурсов и в непосредственной близости.

И «Сценические решения» начали переговоры не с описания проблем и сложностей, а скорее, с поиска решений (видимо это слово не зря присутствует в их названии), и мы быстро «ударили по рукам», проговорили сроки, утвердили бюджет и порядок взаимодействия, а команда во главе с Михаилом Абрамовым с энтузиазмом приступила к проектированию.

Общение происходило 24/7. Максимально приятное впечатление оставила выстроенная работа оргструктуры компании: от бухгалтерии до производства; все ребята знают о проекте, готовы оперативно выполнять задачи и учитывать интерес заказчика, а это очень большой плюс в мире кинопроизводства, когда решения нужно принимать быстро и в комплексе, зачастую действовать нестандартно. Безусловно, были сложности, но мы всегда совместно находили пути оптимизации, что помогло сократить риски.

Я помню, как узнала, что Михаил по своей инициативе вместе с творческой командой фильма посетит музей авиации в Осло с целью познакомиться с настоящим самолетом HE 111, чтобы в своей работе добиться максимальной детализации фактур самолета, кабины, приборной панели, и поняла, что мы делаем общее дело, где все заинтересованы в результате.

И «Сценическим решениям» совместно с художником-постановщиком Эльдаром Кархалёвым удалось достичь высокого результата и получить уникальный опыт.
Эльдар Кархалёв
художник-постановщик к/ф «Девятаев»
С Михаилом Абрамовым я начал работать давно, когда у него еще была небольшая мастерская на Волковке, и с тех пор опыт работы с ним только позитивный. С таким большим проектом, как фильм «Девятаев», я обратился к нему впервые. Выбирая подрядчика, я автоматически получал ту технологию, с которой работает компания. Таким образом, выбрав Михаила и его мастерские, я выбрал то техническое решение, в которое сам верил.

Я общался со многими специалистами в Москве и Петербурге. От них были разные предложения декорационного свойства — сделать самолет из фанеры на металлическом каркасе, другие предлагали из стеклопластика. Но в итоге я склонялся к тому, что лучше сделать всё из металла и получить максимально реалистичные фактуры.

В итоге всё равно смотришь на фактуры декораций, поэтому мне показалось убедительным, если самолёт сразу будет из металла, это позволит мне боле свободно работать на финальном этапе — то есть делать пробоины от пуль в самолёте, царапины. Они будут смотреться реалистично, потому сделаны открытым приёмом. Это как раз та технология, которую предложил Михаил. Я сам до этого делал в Москве два самолёта только поменьше. Они тоже были из металла, и я к тому моменту уже поверил именно в эту технологию, поэтому за нее и ухватился.

Мы потратили довольно много времени на чертежи. Я был убежден, что чертежи должна делать та же компания, которая потом будет производить, потому что до этого я сталкивался с неприятными моментами, когда производственная компания не могла работать по чертежам моего конструктора или стороннего, т.к. была заточена под что-то другое.

В данном случае Михаил и его мастерские смогли как раз обеспечить полный цикл работ — разработать чертежи на основе моего тех.задания, эскизов, общих пожеланий и запустить в производство. Это во многом сокращало путь от идеи до воплощения, и здесь мы тоже не прогадали. Было очень удобно, что в мастерских «Сценические решения» есть конструкторы, которые оперативно решали ту или иную задачу или неожиданно возникшую проблему. Это тоже большой плюс.

Все этапы проекта были сложные. При проектировании мы очень переживали, выдержат ли нагрузку узлы. Я проехал по всем музеям Европы, где хранятся такого типа самолёты, и увидел, что все они сделаны по совершенно другой технологии, которую мы сегодня не можем себе позволить потому, что они были выпущены на конвейере. Там все узлы были более крепкие из-за самого принципа их изготовления в 30-х годах прошлого века.

Мы пытались вставить в декорацию такой конструктив, который выдержал бы нагрузки при сильном ветре и не перевернулся при движении. Поэтому довольно долго просчитывали каркас, заказывали разные исследования. К тому же зима была не очень приятная по погоде с сильными ветрами. Киносъемки проходили на аэродроме, где в принципе нет никаких стен, чтобы укрыться от ветра. И тем не менее наш самолёт прекрасно выдержал все погодные условия и не перевернулся на ходу. С ним всё было хорошо.

В изготовлении тоже возникало много вопросов и сложностей, но из-за того, что мы сразу выбрали продолжительный производственный период и заранее начали делать декорацию, мы могли всё время тестить решения. Например, даже сборку-разборку самолёта удалось в середине работы протестировать, и мы уже знали на тот момент, что за один день самолёт не разобрать — для этого нужно два дня, и еще два, чтобы его собрать. Поэтому в последствии при составлении съёмочного плана мы могли эти моменты предвидеть, обоснованно закладывать на них время и быть уверенными, что всё будет хорошо.

И, конечно, финальный этап окончания декорации — наверное самый сложный период, потому что я мог бесконечно доделывать декорацию и все равно возникали доработки. В этом отношении я очень ценю терпение Михаила и его технологов, что они с пониманием относились к моим запросам. В итоге всё, что я попросил и по интерьерной кабине для съёмок в павильоне, и по экстрерьерному самолёту, было сделано. Режиссёр и техническая группа также остались довольны результатом.
Ольга Скурихина
художник
Процесс создания спектакля — это огромный труд большого количества людей. Режиссёр и художник создают идею, а воплощает эту идею в жизнь команда мастеров своего дела, без которых вся эта красота и работа той самой идеи попросту невозможна.

Этих людей не указывают в афишах. Они остаются за занавесом, но результат их работы вы видите на сцене. При создании спектакля они для меня были и правой и левой рукой и даже ногами))) хорошими идеями и грамотными подсказками, умными замечаниями и просто замечательными людьми, которые подбадривали и поддерживали на протяжении всего этого нелёгкого процесса.

Огромное спасибо всей команде «Сценические решения», и каждому в отдельности, кто участвовал в создании спектакля «Алмазная колесница». Вы лучшие в своём деле!!!
Юлия Гольцова
художник
В работе с мастерскими по производству декораций мне важно взаимопонимание, когда складываются отношения и тебя слышат. Кому-то проще предложить готовые решения, но театр — это такое дело, где никогда нет готовых решений. Каждый раз мы создаем уникальные объекты по оригинальным размерам, поэтому важно, чтобы мастерские держали ухо востро. И контакт между людьми, пожалуй, важнее всего, потому что всё остальное выполнимо. Технические моменты всегда решаются, а изначальное взаимопонимание, чтобы человек тебя услышал, — это самый важный критерий.

Многие технологи настроены слышать художника, но кому-то просто это лучше удаётся. В мастерских «Сценические решения» с этим всё отлично, поэтому мне с этими мастерскими было очень комфортно работать.

Мне легко работать с мастерскими в принципе, потому как главное, как ты сам подготовился, всё зависит от художника. Если я хорошо подготовилась и меня слышат, то, как правило, результат будет хороший. Но здесь было очень комфортно, просто процесс прохождения сигнала от одного человека к другому в этих мастерских очень короткий. Всё было очень быстро, оперативно и с взаимопониманием.

В театре есть всегда финансовые проблемы. Вот они больше могут влиять на результат, ведь не хватает бюджета на то, что хочется, приходится идти на компромиссы. Компромиссы, кстати, находились быстро. Все предложения были очень конкретные от мастерских «Сценические решения» по изготовлению декораций. И я считаю, что с ними в этом плане вообще нет проблем в достижении результата, нет никакой пробуксовки или затягивания процессов — это очень важно. Если художник готов, то дальше всё складывается прекрасно.

Еще важно, что в мастерских «Сценические решения» всё ровно по исполнению работ. Это особенно важно, когда спектакли разной эстетики требуют разных специалистов. А здесь нет никакого выпадения — все области в мастерских представлены специалистами изготовителями одинаково хорошо. Все всё слышат, понимают, находятся в контакте и координации и всё работает как единый организм. Вот это очень важно.
Екатерина Моченова
ассистент художника-постановщика оперы «Садко» в Большом театре России
Над картиной оперы «Садко» с мастерскими «Сценические решения» работалось отлично, я бы даже сказала в каком-то смысле безупречно, потому что перед нами постановщиками изначально стояла беспрецедентная задача — у нас были эскизы старинных спектаклей и некоторых даже неосуществлённых спектаклей, которые есть только в эскизах.

В данном случае картина, декорации к которой делали «Сценические решения», была из осуществленного спектакля, но из наглядного материала у нас были только черно-белые фотографии, две штуки, всё. И то, что художники сумели настолько точно воспроизвести и наш замысел, и исторический замысел А.М. Васнецова, при этом соединить всё в единое целое — это совершенно потрясающе!

Что касается критериев работы с театральными мастерскими, очень важно, когда мастерские гибкие. То есть когда в работе они могут не то, что радикально поменять что-то, а следовать процессу, не относиться к этому механически. Когда понимают, что немного не туда идем, собрались, обсудили и повернули.

Поскольку я с разными мастерскими работаю, прекрасно понимаю ситуации, когда говорят: "вот вы нам сдали в таком виде проект, мы ни на миллиметр от него не отступим". Другое дело, когда необходим эксперимент, как с «Садко» в свете поставленных задач, — всё было решено прекрасно, потому что художники были гибки и технолог Вероника Войчук отлично отработала. Всё было слаженно сделано, просто замечательно!
Сергей Рылко
художник-технолог и видеодизайнер
С Мишей Абрамовым и мастерскими «Сценические решения» я знаком и дружу уже лет 8. Мне всегда было приятно работать с людьми, которые отвечают за качество своей работы. Конечно, во время нашей совместной работы были разные моменты, связанные с проблемами роста и прочими нюансами, а сейчас это моя любимая компания по производству жёстких декораций в России. И все проекты, которые ко мне приходят, я стараюсь делать с ребятами из мастерских «Сценические решения», потому что мне с ними комфортно и я им абсолютно доверяю.

Бывало, что другие подрядчики отказывались по временным или финансовым соображениям и меня выручали «Сценические решения». Были случаи, когда мастерские работали под честное слово, и даже когда возникали какие-либо вопросы по качеству исполнения, все нарекания исправлялись в самые ближайшие сроки.
Игорь Фомин
художник по свету
Для меня, как художника по свету, в работе с мастерскими самое главное, чтобы декорации были готовы довольно заранее и чтобы первая репетиция на сцене проходила уже в декорациях, а лучше еще гораздо раньше до нее, чтобы были готовы выгородки и обозначены границы.

Для режиссера это также важно. Бывает, что режиссер или художник из-за того, что мастерские не вовремя сдали декорацию, меняют задуманную концепцию спектакля, поэтому мастерские, как серый кардинал, могут изменить идею режиссера и художника, а уж по свету тем более.

Приведу пример: у нас в одном спектакле предполагался потолок, а его всё не было, мы уже выставили весь свет сверху, и когда потолок в самый последний момент появился, то перекрыл нам свет, и мы, конечно же, отменили потолок и изменили полностью концепцию.

Работая с Мишей Абрамовым и мастерскими «Сценические решения», я вижу, что они профессионально подходят к делу, стараются предусмотреть все нюансы и отдать декорации заранее, большие элементы — в первую очередь, не затягивая. И сколько я с ними сотрудничаю, всегда положительный результат, даже когда они берутся за заказ в последний момент, как было в случае с постановкой хоровой оперы «Сказ о Борисе и Глебе…». Я знаю, что они идут на большой риск из-за этого, очевидно, оправданный, риск своей репутации, но все равно справляются и успевают и к ним нет никаких претензий, кроме небольших доделок, но это уже был вопрос теста.

По вопросу электробутафории, что также для меня немаловажно, мастерские «Сценические решения» берут на себя инженерные и технологические разработки, потому что обычно художник-постановщик придумывая электробутафорию, не заморачивается детализацией типа "здесь должна быть светодиодная подсветка или панель", — это ложится на плечи мастерских.

И если в Мариинском театре есть свое конструкторское бюро, которое разрабатывает такие вещи уже со мной, то во многих других театрах этого нет. Поэтому удобно, что мы вместе с мастерскими всегда находим общий язык в разработке скрупулёзного технического задания и они, конечно, спасают. Поэтому всегда, когда сложный проект, первым делом думаю в сторону Миши Абрамова и его мастерских.
Яна Бойцова
художник по свету
Мне очень нравится работать с ребятами из мастерских «Сценические решения» по нескольким причинам. Во-первых, когда я пишу техническое задание, то, как правило, очень плотно взаимодействую с электробутафорским цехом и Димой Леонтьевым, который его возглавляет. Это всегда позитивный диалог, потому что Дима может мне что-то предложить исходя из своего опыта или мы можем совместно найти более оптимальное решение, связанное со сметой либо с пространством.

Когда мы вместе делали Петергофские музеи, то столкнулись с тем, что там очень мало пространства в помещениях, и многие светильники разрабатывалось под задачу. Ребята производили полный электромонтаж с прокладкой проводов. И качество проделанной работы меня полностью устроило. Мне приятно, что мы всегда можем говорить о каких-то изменениях и это никогда не воспринимается в штыки. Для музейных проектов это очень важно.

Я очень довольна нашей совместной работой вот почему: всегда есть возможность для изменений; детальная проработка проекта; очень дружелюбное отношение ко всему, что происходит на проекте, даже если есть очень критические изменения и очень мало времени для этого, то всегда всё будет сделано и это не вызывает негативных эмоций, что приятно.

Если говорить про музейные проекты, то это всегда еще более длинная дистанция в отличие от театральных выпусков. Музеи строятся дольше и этому предшествует большая подготовительная работа.

Еще здорово, когда мы о чем-то договариваемся, ребята в мастерских могут показать мне образцы. Для света это важно. Мы можем придумать, например, лайтбокс или небольшой светильник на базе алюминиевого профиля и светодиодной ленты и посмотреть, как это работает. Мы можем пробовать и пробовать в каких-то разумных пределах.

И по технической части со «Сценическими решениями» я точно знаю, что мне не придется жестко контролировать, чтобы кто-то купил нужный источник света или чтобы светодиодная лента для лайтбокса была из одной партии. У ребят высокий профессиональный уровень и наше взаимодействие настолько отработано, что для меня это очень удобно — мы говорим на одном языке и понимаем друг друга с полуслова.
Олег Господынко
заместитель директора по художественно-постановочной части театра им. Ленсовета
Мы давно знакомы с мастерскими «Сценические решения» под руководством Михаила Абрамова и недавняя премьера спектакля «Бесприданницы» (2 октября 2020 года) в театре Ленсовета — не первая наша совместная работа.

В работе с мастерскими мне важно прежде всего, чтобы были соблюдены сроки исполнения декорационного оформления. Мы на них очень жёстко завязаны, потому что в театре идет текущий репертуар, театр работает без выходных, и мы можем принимать и устанавливать декорации новых постановок только в ночной период. Поэтому очень ценю пунктуальность и умение доводить работу до конца. Это самое главное. Если люди, которые начинают делать декорации, а потом на каком-то этапе исчезают, не доделав что-то до конца, — это всегда печально. Также по технической части мне важно предоставление пакета документов — расчеты, акты, сертификаты о пропитке, справки о сварочных работах и так далее, потому что у нас проверки и с нас их спрашивают. Вот это, пожалуй, самые главные критерии и условия, по которым мы оцениваем наших исполнителей. И мастерские «Сценические решения» с этим справляются.

Мы знаем, что при желании, были бы деньги — всё можно исполнить. Но отношения — дружеские — это важно. На сегодняшний день выбор коммерческих мастерских небольшой. И так сложилось, что мы с давних времен все друг друга знаем. Есть взаимовыручка.

К примеру, выезжаем в Москву или в регионы, а мы объездили уже всю Россию и стали добрыми друзьями со многими театрами, спрашиваем, кто делал декорации — в ответ: Михаил Абрамов и его мастерская. Говорю: да, я его знаю, —это имя. И это тоже про отношения. Репутацию надо заслужить. Сначала ты работаешь на репутацию, а потом она работает на тебя.

Я сам проработал в коммерческих мастерских в свое время и руководителем, и технологом, и конструктором, поэтому знаю, как всё устроено изнутри. И многие вещи делаются на доверии. Доверие в нашем деле дорогого стоит. К мастерским «Сценические решения» доверие есть.
Марина Завьялова
художник Большого театра кукол
В выборе мастерских требования у меня простые, как у многих. Это профессионализм в исполнении, понимание художественной задачи, грамотная разработка декораций, качество, неравнодушие, пунктуальность. Но так сложно найти именно тех, кому можешь доверить самое сокровенное.

И к тому же мне очень важно человеческое общение, важно быть с человеком в диалоге, и не важно режиссер это, артист или производственные мастерские. Потому что, когда ты с человеком говоришь на одном языке, очень многое (лишнее) отпадает. Важно, когда тебя понимают.

Надежда Абрамова и мастерские «Сценические решения» покорили мое сердце сразу, когда мы познакомились. С ними очень приятно работать и я рада, что у нас получился, как мне кажется, правильный диалог. И для меня лично Надежда является палочкой-выручалочкой, потому что если я не знаю, где что достать, или нужен совет, теперь я звоню ей.

За «Сценическими решениями» я наблюдала давно в Инстаграме, года полтора точно. Не могла им написать по разным причинам ввиду того, что БТК немаленький театр и в общем-то специалистов у нас достаточно. Но мне всегда хотелось чего-то нового, принципиально другого подхода к разработке и изготовлению декораций. И вот так получилось, что для Екатеринбургского театра кукол нужно было разрабатывать декорацию в Санкт-Петербурге, и могу сказать точно у меня случилась любовь с первого взгляда.

Как ребята поняли художественную задачу и как ее выполнили, если кратко — «Хармс» в Екатеринбургском театре кукол был самый простой по описанию и самый ТОЧНЫЙ по исполнению спектакль.

Я очень благодарна мастерским за отзывчивость и понимание наших спонтанных решений, за ожидание, за профессионализм, за неравнодушие, за азарт в спектаклях в Большом театре кукол. Надеюсь мы продолжим наше сотрудничество.
Нил Валерьевич Бахуров
заведующий ХПЧ МДТ-Театр Европы
Выбор исполнителя по производству декораций для спектаклей сейчас стал сложнее, чем это было 5-10 лет назад, когда существовала конкуренция между мастерскими и они действительно боролись за заказы. Но сегодня рынок, возможно в связи с экономической ситуацией, поредел и серьезные организации, не буду называть имен, уходят в более узкие ниши или более сильные для себя области, например, в мягкие декорации или в механику. И выходит, что универсальных мастерских, какие были лет 20 назад, становится всё меньше. Чтобы люди взяли на себя весь спектр задач — редкость в наши дни.

А спектакль сложен тем, что жесткие декорации, мягкие декорации, механика, электрика, электроника, порой костюмы и даже бутафория бывают связаны. И когда вы раздаёте эти задачи в разные мастерские, потом это всё трудно собирать. Поэтому выбор мастерских невелик. А так как сроки всегда сжатые, своими силами в театре не справиться. У нас в театре маленькие мастерские, поэтому мы вынуждены обращаться на сторону.

Почему мы обращаемся в «Сценические решения»? — Во-первых, они всегда откликаются, даже если загружены, всегда готовы выслушать и пойти навстречу с определенными компромиссами, сроками и материалами. С ними удобно. Особенно удобно, что эти мастерские берут на себя весь спектр работ и решают все вопросы, которые возникают. Поэтому наш театр часто сотрудничает именно со «Сценическими решениями».

И порой даже если мы видим, что мы друг другу что-то не договорили и не проставили в документации, то мы можем по-джентельменски это решить. Это важно. Документация в театре делается не совсем по ГОСТам. Декорации в театре — это каждый раз некая пилотная версия. Здесь ошибка имеет критическое значение, поскольку исправлять под час труднее, чем делать заново. Поэтому всё должно быть заранее чётко спланировано и продумано. Пока нам удавалось таких случаев избегать. Может в силу того, что у нас академический театр, мы не приглашаем неопытных людей и остаемся в формате профессионального и академического стиля.

Мы работаем с очень профессиональными художниками, с Александром Давидовичем Боровским, Эмилем Борисовичем Капелюшем. И часто у нас получается продуктивный тандем режиссера, художника и исполнителя. Когда эти отношения складываются и находится взаимный компромисс и взаимопонимание, это помогает создать человеческие условия выпуска спектакля.
Давид Абрамович Вольфовский
исполнительный директор МДТ-Театр Европы
Отношения любых организаций всегда складываются из отношений между людьми. Важно отметить, что во взаимоотношениях с мастерской «Сценические решения» у меня не было случая за много лет совместной работы, чтобы мы не нашли компромиссного решения либо по срокам, либо по стоимости, либо по технологиям и материалам — по любому вопросу, который возникает, стороны всегда (я подчёркиваю это трижды) находили компромиссное решение.

И, как правило, на компромиссы в большей степени соглашались мастерские, потому что Театр формирует требования и настаивает на своем решении и, нужно отдать должное Михаилу Юрьевичу Абрамову и его коллегам, что не было случая, чтобы они не пошли нам навстречу. При этом, и мы всегда несем ответственность, в том числе финансовую, за свои неверные задания и неточные решения. Отношения с М.Ю. Абрамовым и его мастерскими всегда складывались комфортно.

Если специалист, который занимается материальным воплощением сценического образа, не представляет себе в целом художественное решение, а решает только одну конкретную узкую задачу или изготавливает отдельный фрагмент, то такое отношение, безусловно, накладывает свой отпечаток. Совершенно другое дело, когда организация выполняет весь комплекс работ. Тогда и детали становятся важной составляющей. И нам удобно работать с мастерскими, которые берут на себя весь комплекс работ и создают весь объем оформления спектакля.

В последнее время появились новые технологии, новые материалы и направления развития производства, при этом развалилась система государственного заказа. И если раньше у нас в городе было два художественно-производственных комбината — один городской, другой областной, которые выполняли все виды работ для театров: мягкие, жёсткие декорации, механизмы и прочее, то сейчас у нас практически не осталось мощностей и специалистов для выполнения всего комплекса работ. И «Сценические решения», пожалуй, одна из немногих организаций, которая берёт на себя весь комплекс работ, готова его выполнить и нести за это ответственность.

Наш Театр выпускает новые работы не часто, поэтому и время на подготовку у нас, как правило, достаточное, чтобы точно сформулировать техническое задание. Мы не принимаем моментальные решения художественного характера, эти решения всегда «выстраданы» нашими художниками-постановщиками спектаклей. Это первый нюанс. Второй момент — это высокопрофессиональная подготовка художников-постановщиков спектаклей, которые выдают не только эскизы и общие решения, а подчас разрезы, планы, детали в чертежах. И третий момент — в нашем Театре режиссер и художник сочиняют спектакль вместе, как правило, долго, не один год, поэтому и решения сценического оформления спектакля продуманы и выстраданы, а нам остается только претворить их замысел в жизнь.

И надо отдать должное мастерской «Сценические решения», что уже на этапе проектирования они творчески, с чувством уважения к художнику, подходят к реализации замысла. Сегодня такой подход не часто встретишь.
Гидал Шугаев
художник по свету
В работе с мастерскими по производству декораций мне важно качество. Это во-первых. Дьявол же всегда в деталях. И именно в деталях всегда проявляется уровень мастерских. Одни покруче, а у других «дым пожиже». Бывает, что мастерские готовы сделать всё задёшево и быстро, но потом намучаешься с изделием.

Уровень проявляется в нюансах: начинаешь работать с декорацией – и работа складывается. Не возникает глупых и нелепых нерабочих ситуаций, которые отнимают время на выпуске, когда вместо художественных вопросов приходится заниматься устройством декорации и дотачивать её до приемлемого состояния.

А во-вторых, я ценю способность довести декорацию до ума и желание довести её до ума — это тоже немаловажное качество мастерских. С Димой Леонтьевым [руководитель электробутафорского цеха мастерских «Сценические решения»] мы работаем по многим театральным проектам.

Начинаем, естественно, с технического задания. Потом долго общаемся, обсуждаем его. Дима изучает задачи, придумывает решения, делает инженерную разработку. Часто ребята показывают опытные образцы, которые мы также обсуждаем, дорабатываем и согласовываем. Ведь вся основная работа с мастерскими происходит на подготовительном этапе и на этапе производства, а не на выпуске. И здесь как раз очень важна способность довести изделие до ума, чтобы оно нужным образом работало на спектакле.

Мне нравится работать с мастерскими «Сценические решения». Они хорошие — прежде всего в способности нормально взаимодействовать с художником. Общаться с художником — это вообще отдельная наука для технических специалистов с инженерным складом ума. Это умение тактично воспринять творческие идеи художника, не отнестись к ним пренебрежительно. Послушать внимательно и, может быть, за тем, что выглядит на первый взгляд нелепо, уловить какую-то логику.

Ребята из «Сценических решений» всегда стараются понять, что от них хотят, как это сделать и преобразовать в конкретные инженерные решения. И у них это прекрасно получается.
Евгений Ганзбург
художник по свету
Мое знакомство со «Сценическими решениями» произошло уже довольно давно. И с тех пор эти мастерские мне нравились всё больше. Они до сих пор мне нравятся. Из тех, что я знаю – это лучшие. С ними всё можно обсудить и решить, обо всём договориться. Лучшие в качестве изготовления, во внимании к деталям, в стремлении к хорошему результату, а не к тому, чтобы заработать любой ценой и сделать как получится. Лучшие в надежности и безопасности. Мы сделали вместе уже довольно много спектаклей в разных театрах (и очень крупных, и небольших) разных городов.

На первое месте я ставлю именно качество, точность и понимание сценического эффекта. Чёткое понимание художественной задачи и точность ее выполнения — это и есть высокий уровень мастерских. Уверяю вас, это случается не везде. Поэтому неважно, как долго мы знакомы со «Сценическими решениями», важнее то, что это будет продолжаться. Во всех случаях, когда есть возможность выбора, для меня выбора собственно и нет, потому что есть «Сценические решения».

Общие законы создания спектакля сводятся к тому, что надо начинать его обсуждение и разработку как можно раньше. Не бояться обсуждать идеи и понимать, что творческая группа — это команда единомышленников, а не сборище разнородных индивидуальностей.

Если говорить о взаимодействии художника по свету и мастерских, то мы стараемся дать достаточно внятное, исчерпывающее (насколько удаётся, конечно) техническое задание, которое ложится потом в основу работы технологов — либо штатных в театре, либо в мастерских. Их взгляды могут отличаться, но суть дела одна: как сделать то, что мы придумали, лучше, чтобы это удовлетворило и режиссера, и сценографа и художника по свету.

В «Сценических решениях» работают хорошие и опытные технологи. Молодые и энергичные. Сотрудничать с ними легко и продуктивно. Мы делаем одно общее дело, это, как мне видится, ими вполне осознаётся. Так что хотелось бы, чтобы мастерские ещё активнее контактировали. Звонили, спрашивали, напоминали, приглашали — чем больше взаимодействия и обсуждения, тем лучше. И я, конечно, буду рад всем нашим будущим встречам, будущим работам, будущим успехам.
Глеб Фильштинский
театральный художник, художественный руководитель Студии «Шоу Консалтинг»
В работе с театральными мастерскими «Сценические решения» мне важно отношение к художнику и отношение к идее. Готовность включиться, осознать идею и развивать ее в том русле, как это хочет художник или режиссер. Ни один художник в здравом уме и трезвой памяти не откажется от сотворчества, наоборот он будет пользоваться помощью художников-технологов из мастерских. Это очень важно.

Мне очень нравится в мастерских «Сценические решения» их включённость в творческий процесс и готовность сражаться за художественные идеи на производственных и технологических полях баталий. Вот именно этим, мне кажется, они очень сильно выигрывают у своих конкурентов. Это вообще нормальное качество для театральных мастерских, и другие тоже сражаются, но ребята в «Сценических решениях» в этом просто превосходны. Именно чуткость к художнику, тактичность — прекрасны. Это их самый главный плюс.

Всё наращивание производства и развитие мастерских «Сценические решения» заточено на решение художественных задач. Здесь никогда художественные вещи не приносятся в жертву технологиям или производственной необходимости. Всегда ищется баланс. А найти баланс между временем, деньгами и художественными задумками — очень сложная штука. Они это очень успешно делают. Молодцы!
Виктор Крамер
театральный режиссер, сценограф
У меня, обычно есть ряд основных критериев при отборе мастерских по производству декораций. С одной стороны, каждая мастерская, как правило, специализируется на чем-то своем. Это могут быть 3D фигуры, черный металл, аргоновая сварка или бутафория. Редко бывают компании, которые объединяют в себя всё, включая производство костюмов. Поэтому я сначала пытаюсь понять, на чем специализируется конкретная компания, и в чем она сильна.

Второй момент: можно декларировать, что есть производство того или иного продукта для сцены или шоу, но всё в конечном итоге определяют конкретные люди, мастера. И я часто сталкиваюсь с тем, что производство есть, но людей с выдумкой, неожиданным подходом, оригинальными решениями не так много. Очень редко люди ищут новые решения, новые технологии.

А мир развивается очень быстро: развиваются материалы, технологии и способы изготовления. И к сожалению, в этом плане наше производство театральных декорации и т.п. не находится в авангарде. Поскольку нет запроса, производители развиваются слабее, так как им предлагают производить то же, что и было 20-30 лет назад.

Я стараюсь по мере возможности предлагать и зрителю и тем, кто создает декорации, совершенно новое. Это дается не просто. Есть и объективные и субъективные проблемы. Но все же многое получается. Особенно тогда, когда люди, с которыми я общаюсь, — творцы, а не просто механические производители, которые просто выполняют задачу художника. Такие мастера сами к любой задаче прикладывают свою фантазию, опыт, выдумку, новый способ решения задач. Потому что, всё, что происходит в театре, который, как и шоу, является искусством групповым, зависит от каждого человека. Если собрались творческие люди, то может получиться. Как только есть хоть один формалист, то где-то возникает момент, не связанный с искусством, может произойти сбой.

Я не так давно работаю с Михаилом Абрамовым и его компанией. То, что меня радует и подкупает в работе со «Сценическими решениями» — это команда неравнодушных людей. Прежде всего, сам Михаил, который не просто руководитель, а человек, который вникает во всё, присутствует на технических советах, участвует в размышлениях художника и технологов по реализации той или иной задачи, который ищет и предлагает. Кроме того, он человек, с которым просто приятно общаться. Это немаловажный фактор.

Михаил не пытается объяснить художнику, как упростить его идею. Он ищет способ реализации того, что хочет художник. Люди бывают настырными, коим являюсь и я. И я вижу, как Михаил и его ребята это терпят, понимая, что моя настырность и занудство не от того, что мне хочется мучать людей, а для того, чтобы добиться максимально качественного результата.

Поэтому я с большим удовольствием работаю со «Сценическими решениями» и вижу, какие перспективы могут быть у этой команды. Я уверен, что у «Сценических решений» большое будущее. С одной стороны важно, чтобы они развивались, вырастали как большая компания. С другой, — чтобы они не превратились в производство, которое штампует потоковую продукцию для театра или шоу.

Я знаю целый ряд таких глобальных команд, которые в итоге потеряли ощущение творчества, эксперимента. Они просто делают некий форматированный, понятный и довольно однообразный продукт. «Сценические решения» очень отличаются от этих коллективов — они занимаются штучным продуктом, штучными объектами высокого качества. Они не просто называются «решения», они стараются ими быть! И это, конечно, в них подкупает.
Мария Трегубова
художник
В работе с мастерскими по производству декораций есть общие вещи, которые важны всем, и я здесь не исключение, — профессионализм и разнообразие технических возможностей в одной мастерской, когда не выходя за ее пределы можно сделать и столярку, и слесарку, и пошивку, и бутафорские вещи и т.д. Это всем удобно.

Но, пожалуй, самым важным для меня является момент, когда мастерские и конкретные мастера и технологи, с которыми я общаюсь, ощущают себя не исполнителями, а соавторами. Я считаю, что любой человек причастный к творческому процессу — это соавтор и от каждого очень много чего зависит. Намного больше, чем кажется. А кажется: есть декорации, вот они нарисованы, начерчены, сформулированы и нужно их просто изготовить. На самом деле это совсем не так. Инженерные и технологические решения очень тесно граничат с художественными и концептуальными.

В мастерской «Сценические решения» я как раз очень ценю их отношение к работе, не как к заказу, но как к некому процессу совместного поиска, процессу, который прежде всего интересен. И я чувствую азарт людей, которые здесь работают. Азарт — сделать хорошо. Азарт — придумать новую технологию. Такой изобретательский азарт. Мне кажется это невероятно важным. И, кстати, это не везде есть.

Я последние несколько лет много работаю в Германии, в государственных театрах (они называются Staatstheater). Это очень мощные театры с огромными сценами, с большими техническими и финансовыми возможностями, которые субсидируются государством. У каждого театра есть свои мастерские. Это мастерские мечты — потрясающие по объему, материалам, технологиям и по сотрудникам. Туда заходишь и восхищаешься условиями, в которых люди работают, инструментами, которыми они обладают, даже просто тем, как там всё выглядит.

Но при этом в немецкой системе гос.театров есть существенный для меня минус и большая сложность — люди работают по уже давно существующим технологиям. А их мало, и они не особо меняются уже лет 50: условно, сварить каркас из металла, сверху-фанера, потом обтянуть тряпочкой, покрасить и т.д.

И когда ты предлагаешь какую-то задачу, требующую разработки, создания новой технологии, то мастерские на уровне тех.директора сразу отказываются: «мы не можем это выполнить». И, к слову, это немцы, которые делают BMW и Mercedes.

Так я несколько раз в Германии сталкивалась с тем, что предлагаю, на мой взгляд, не очень сложную задачу, и получаю отказ от этих высоко профессиональных и доброжелательных людей, именно по той причине, что у них просто не запрограммировано время на разработки, у них есть время только на производство. Они работают как завод. И привычки и мозги и расписание уже заточены только под это.

Это огромная разница, когда мастерская работает, как завод и когда она работает ещё и как конструкторское бюро и место, где есть готовность, желание и радость разрабатывать новые вещи. Понятно, что это требует гораздо больших временных, человеческих и финансовых ресурсов, потому что может же и не получиться или получится плохо.

Поэтому для меня это самое важное. Я стараюсь в своей работе не идти все время по накатанной дорожке, а ставить перед собой и другими какие-то новые задачи. И когда в этом смысле есть соратники, то работа превращается в радостный и азартный процесс.

Я работаю с разными театральными мастерскими, но когда есть выбор, часто и с удовольствием сотрудничаю с мастерской «Сценические решения» именно по этой причине. И даже, несмотря на то, что мы живем и работаем в разных городах, это не является серьезным барьером. Это, конечно, менее удобно, проще приехать, посмотреть и обсудить всё на производстве, но Миша и Надя и технологи, которые там работают, хорошо наладили процесс коммуникации, и мне зачастую гораздо проще общаться с ними, чем со многими московскими мастерскими, у которых это просто не налажено.
Ксения Домантовская
Начальник художественно-технологического отдела художественно-постановочной части Александринского театра
При выборе мастерских для театра важна прежде всего уверенность в том, что все будет сделано вовремя и на высоком уровне, что мастерские готовы к диалогу и экспериментам, в том, что не будет упущено ни одной, даже самой мелкой детали, что вся информация вовремя дойдет до исполнителя.

Работая в условиях федерального театра и со всей, связанной с этим статусом, бюрократией, мы вынуждены начинать подготовительную работу над проектом часто до всех оплат и «Сценические решения» на это идут, понимая, что иначе в сроки можно не уложиться. Здесь есть определенные риски, потому что в процессе подготовки еще корректируется Техническое задание, у художника могут возникнуть новые мысли, но в мастерских есть полное понимание театральной специфики, и я благодарна за то, что нам дают определенную свободу. Конечно, стараемся этим не злоупотреблять.

Приятно, что с момента обращения с первым вариантом эскизов и очень предварительным Техническим заданием, задача воплощения художественного решения становится общей. И мы совместно с мастерскими можем заниматься подготовительной кропотливой работой — поиском материалов, конструктивных решений, изготовлением образцов. Далеко не каждая мастерская таким образом подходит к процессу. Многие просто следуют Техническому заданию от театра и при любых изменениях/дополнениях, выставляют счет.

В последний раз мы работали с мастерскими параллельно сразу над двумя проектами нашего театра: «Товарищ Кисляков» и «Честная женщина». Несмотря на разный объём, отношение было очень внимательным, со спектаклем малой формы для Учебной сцены «Товарищ Кисляков» было даже больше вопросов, внесения изменений, но ни разу я не услышала фразы «это невозможно». Я очень благодарна за бесконечное терпение и понимание.

Особенно меня впечатлила работа мастеров цеха электробутафории над спектаклем «Честная женщина». Подкидывая им, прямо скажем, нестандартную задачу по модернизации ноутбуков, которые должны были играть роль световых приборов, ярко освещая лица артистов, я даже засомневалась в успехе, но они так виртуозно вышли из ситуации, что впору запатентовывать их изобретение. Разве что, наверное, никому больше не придет в голову встраивать дополнительную подсветку в фабричное электронное устройство.

Изготовление светильников для спектакля «Товарищ Кисляков» с определенным углом раскрытия — тоже блестяще решенная ими задача. Дима Леонтьев — волшебник. Благодаря заинтересованному подходу мастерских, мы смогли проверить несколько вариантов и нашли интересное нестандартное решение, которое еще может пригодиться в будущем.

Вообще в этих мастерских накоплен очень большой опыт, так что можно воспользоваться и готовыми наработками. Главное — в «Сценических решениях» есть команда. И с этой командой можно решать самые сложные задачи. Мы уже не в первый раз работаем с мастерской «Сценические решения» и можем совершенно спокойно доверять ей.
Олег Головко
художник-постановщик
Мне очень нравятся мастерские «Сценические решения» и как они амбициозно развиваются. Я давно знаком с Михаилом Абрамовым еще с тех времен, когда он занимался электробутафорией и делал осветительные приборы для спектакля в Новосибирске [спектакль KILL в театре «Красный факел», 2013]. Там мы и познакомились.

И вот мы вновь сделали вместе, как мне кажется, удачный проект в Театре Наций — спектакль «Разбитый кувшин» (премьера 3 сентября 2020). Я доволен и у меня нет к мастерским никаких вопросов. В работе всегда существуют какие-то мелочи или шероховатости, это неизбежно, особенно когда нужно возить декорации в другой город и возникают доделки. В России переделки всегда вызывают у цехов определенное напряжение. Но ребята в мастерских «Сценические решения» всегда с большой готовностью относятся к ним и мне это очень импонирует. Это хорошее качество мастерских.

Эстетика спектакля «Разбитый кувшин» и подробная декорация требовали или очень хорошего изготовления, или какой-то запредельно убедительной бутафории. Мебель и деревянные элементы — это безусловно очень качественная работа мастерских. Столярка у Миши очень хорошая — и ребята мне очень понравились, и качество у них в хорошем смысле не театральное, и сделано всё прочно для эксплуатации в театре.

Работая с мастерскими, я прежде всего ценю в исполнителе способность понять художественную задачу. Я убежден, что исполнитель должен быть талантливым человеком — это не на заводе работать. В театре каждый исполнитель — уникальный человек, от него зависит конечная картинка. Это в какой-то степени сотворчество с художником. Вообще театр — это коллективное творчество. Поэтому умение попасть и в стиль, и в задачу художника — очень ценные качества для мастерских.

Конечно же, приятно работать с теми, кто тебя понимает и может сделать лучше, чем ты. И несмотря на разные сложности в работе, это всегда сотрудничество со всеми исполнителями декораций. Мне нравятся ребята в «Сценических решениях» — талантливые, профессиональные, хорошие, доброжелательные. Я доволен нашим сотрудничеством и надеюсь, что мы еще вместе поработаем.
Алексей Трегубов
художник
Художник не всегда свободен в выборе мастерских декораций по ряду причин, в том числе юридических. Но иногда театры и другие институции прислушиваются к мнению художника и его желанию работать с определенными мастерскими, а иногда убедить их в этом нет возможности.

Я бы выделил четыре важные составляющие в работе с мастерскими: самое важное – это то, что тебя слышат и понимают твою художественную идею. Мастерские – это продолжение художника, это его руки, которые создают в пространстве в первую очередь художественный образ, а не просто декорацию. Следующие пункты – это качество, время и финансы. Когда в основании отношений с мастерскими лежит понимание образа, когда мы говорим на одном языке, тогда всё складывается. В этом смысле художник и мастерские – это единое целое.

С мастерскими «Сценические решения» это тот самый случай. У нас прекрасные деловые отношения, переросшие в дружеские и полное взаимопонимание. Для меня, пожалуй, это самые идеальные мастерские, это мои руки. Мне важно, чтобы люди, которые производят то, что я придумываю, были также художниками, которые предлагают конструктивные решения, не формальные, привязанные к нормативам, а исходят из понимания художественной идеи.


Эмиль Капелюш
художник
Здесь – в мастерской «Сценические решения» – работают молодые люди, которые еще не покрыты слоем театральной пыли, и в этом смысле с этой мастерской мне работать легче всего, потому что они готовы на трудности. Есть такое слово «творчество» – оно, конечно, относится не только к художнику, но и к тем, кто рядом.

В наше время, когда технологии стали столь важны, возникает перекос в эту сторону. С одной стороны, это очень здорово – какие-то части процессов передоверяют машинам, а с другой стороны, художнику нужно помнить, что он сам не является частью машины.

Для меня то, что происходит в театре, когда я работаю с хорошими режиссерами, со своими любимыми режиссерами – это не прямая линия от начала к результату, а некая спираль, по которой всё время возвращаешься, думаешь, переделываешь, сомневаешься и так далее. И театральные мастерские отличаются от завода тем, что они должны пройти весь этот путь вместе с художником и режиссером. То есть если бы я, например, пришел на завод и сказал бы, что вы здесь со мной будете переживать творческий процесс, сомневаться в чем-то, менять свои решения, то это был бы мой последний день в качестве их шефа.

Потому что в театре всё устроено по-другому. Нужно иметь людей, которые не просто готовы помочь технически, а людей, которые готовы пуститься во все тяжкие и быть свидетелями и соучастниками разных разочарований, проблем, психологических сложностей, скандалов, которые периодически случаются в театре. Мастерская «Сценические решения» могут достойно и профессионально на это ответить, не быть жертвами, скажем так, этих процессов, которые иногда грозят стать бесконечными.

Конечно, мы не ждем, что мастерские будут бесконечно что-то для нас переделывать, исправлять и уничтожать собственную работу, но то, что наша работа состоит из сомнений, метаний в ту или другую сторону и открытий – это обязательно должно сопровождаться пониманием с их стороны.
Зиновий Марголин
театральный художник
Я не выбираю театральные производственные мастерские, их выбирает театр, но я, конечно же, имею слово и возможность влиять на ситуацию, как ни странно, в первую очередь по критерию личных симпатий. Это может показаться довольно странным заявлением, но в общении с театральными мастерскими я провожу больше времени, чем с собственной семьей. Если люди не симпатичны мне, а я им, то это боль, мучение, беда и ничего хорошего из этого не получится, я не хочу проводить бо́льшую часть своей жизни в общении с такими людьми.

Я уже давно знаком с мастерскими «Сценические решения», и это действительно симпатичные мне люди – это самый главный критерий, потому что это бо́льшая часть моей жизни. Я с большой симпатией отношусь к этой компании. Понимаете, какая штука: в нашей стране перед компанией, которая занимается производством, нужно вообще снимать шляпу, потому что производить что-либо в России – это большой риск по многим параметрам. И то, что они развиваются – это очень хорошо.

Сегодня многим мастерским тяжело выживать, а уж тем более сложно развиваться, инвестировать в оборудование, площади и прочее, потому что у нас первобытно-общинный рынок в худшем своем варианте. Часто мастерские гибнут, потому что не могут соизмерить свои возможности с тем, что им пришло, допустим, 10 заказов, а дальше они не понимают, что будет после нового года, когда у всех закончатся деньги. Это сложно. Все живут сегодняшним днем, и это страшная беда. Я думаю, что в ближайшем времени ничего не поменяется, потому что это зеркало всей нашей экономики. Поэтому я им сочувствую – это действительно рисковый бизнес. Например, чтобы мастерским обанкротиться, нужно чтобы им подряд не заплатили два заказчика, что вполне возможно, потому что у них нет таких оборотов, чтобы быть на плаву, это же не нефтью торговать – это всегда большие расходы: материалы, аренда площадей, электроэнергия, зарплаты людям и пр. Я хорошо себе это представляю за много лет работы, поэтому когда появляются нормальные производственники, я стараюсь их поддерживать.

Что касается «Сценических решений», я надеюсь, что они будут существовать долго, я в этом заинтересован, хотя список погибших компаний, которые строили декорации и с кем я работал, довольно большой. И это были хорошие компании, но раз, два что-то пошло не так и всё. Поэтому будем надеяться.

И еще надо сказать, что у нас нет рынка театральных производств. В Европе, к примеру, мастерские специализируются с точки зрения направлений, чем они занимаются: одни бутафорией, другие технологическими инновациями и так далее, они имеют большие заказы от крупных мировых шоу, того же самого цирка Cirque du Soleil, это огромные инвестиции и они естественно стимулируют развитие новых технологий. Весь современный свет пришел из шоу. Все гигантские экраны тоже оттуда, потому что это деньги. Там этих компаний много, и все они специализируются на разных вещах. У нас же нет шоу, у нас мало театров, которые могут позволить себе потратить приличные деньги, то есть всё выглядит совсем по-другому. В Москве есть две компании, которые более менее живут-работают, а в Петербурге осталась вот одна, о которой мы говорим. Регионы еще хуже выживают, делают плохие декорации своими силами, как могут. Я это вижу постоянно, и это всё, честно говоря, имеет жалкий вид. На строительстве декораций много не заработаешь, это скорее происходит по большой любви к искусству.

Я сейчас мало что делаю в России, у меня немного проектов осталось, но их и делать-то почти что не кому. В Петербурге «Сценические решения» – практически единственная приличная компания, которая на плаву, где я понимаю, что всё будет сделано хорошо. Шаг вправо, шаг влево, ты попадаешь к каким-то людям и всё пропало. Вообще в нашем деле специалисты, которые работают руками, ценнейшие люди. Это столько лет уничтожалось, что их как будто извели, как тараканов. Живописцев, которые пишут задники, всего три-четыре человека, и они все трое в Питере. Их все знают – это у нас такой английский клуб, в котором по пальцам пересчитать, кто что может сделать в Москве и Петербурге, кому это можно отдать, чтобы было хорошо выполнено. И это пара человек, не двадцать, а то и один. При том, что это эксклюзивная работа и еще не очень кому-то нужная, кроме узкой группы коллег-товарищей.
Доменико Франки
художник (Италия)
Я был поражен качеством исполнения декораций и работы этой мастерской. Как вы понимаете, я работаю со многими европейскими театральными мастерскими и такой уровень работы я видел очень редко. Мне очень понравилось, как изготовили мои декорации, и мне как любому художнику очень приятно видеть свой замысел, воплощенный в жизнь.

Прежде всего меня поразил технический аспект. Как вы можете видеть, моя декорация состоит из множества изогнутых плавных линий. Это очень тяжело воплотить в жизнь. Я видел не раз, как прямые линии исполнялись очень хорошо, но такую работу могла проделать тольк высококлассная мастерская. И очень важно, что мои рисунки, где очень много изогнутых линий, которые переходят одна в другую, любая другая менее квалифицированная мастерская могла бы просто убить, а этого не произошло, чему я очень рад.

В моих декорациях в исполнении мастерской «Сценические решения» я не видел ни одного компромисса. Что это значит: я рисую линию и она исполнена в точности, как в моем рисунке, — это мечта художника.
Вера Мартынов
художник
Я работаю с театральными мастерскими в основном по рекомендациям знакомых, проверенных коллег. В случае с проектом «Хранить вечно» мастерскую «Сценические решения» предложила продюсер проекта, я не знала никого из этой мастерской, и только когда мы начали работать, выяснилось, что очень много моих знакомых знают ребят, и на первой же встрече у меня возникло хорошее ощущение и уверенность в том, что всё получится. Профессиональные и по-человечески тёплые ребята из мастерской очень быстро понимали задачу, уточняли мельчайшие детали. Надежда Абрамова вела всё производство по проекту и она совершенно покорила меня чуткостью и ответственностью.

В работе порой возникает такая ситуация: предлагают какое-то не соответствующее задачам решение и ставят перед фактом: «будет так, либо никак и свои художественные задачи решайте сами, у нас нет людей/материалов/времени/денег и т.д. и т.п.». В этом проекте у нас ни разу не было такой ситуации, все решения мы принимали согласованно, если что-то не получалось сразу, искали их вместе. Это был настоящий опыт взаиморадостного сотрудничества, как я сейчас могу судить об этом.

Самым сложным в работе были изменения на этапе монтажа, который длился всего девять дней, что крайне мало для такого масштабного и подробного проекта. Ночами обдумывали дальнейший план, утром все быстро реализовывали. Надя и Миша всегда были готовы к неожиданным поворотам и большой опыт работы позволял им быстро справляться со сложностями.

Еще сложно было смотреть, как люди носят по кирпичику и делают такую неравномерную фактуру для инсталляции «руины». Она создавалась все девять дней ночами, и мне было тяжеловато на это смотреть. Это всё ручная работа – каждый миллиметр выставки сделан обдуманно и с любовью. Думаю, именно поэтому «Хранить вечно» нашла такой хороший отклик у посетителей – это невозможно не почувствовать.
Николай Слободяник
художник-сценограф
Я работаю с разными мастерскими, но самое главное качество в работе, которое я уважаю в мастерских, и это качество присутствует в «Сценических решениях», – желание идти навстречу, подумать, еще раз переделать и усовершенствовать. Это очень серьезная проблема сегодня, когда мир застройщиков устроен так, чтобы сдать, получить деньги и уйти, мало кто может и готов исправлять ошибки, потому что театральное дело – живое, постоянно меняется, и смыслы меняются.

Как правило, когда начинается процесс изготовления декораций, идет репетиционный процесс, и несмотря на то, что был утвержден макет и сделаны чертежи, очень желательно, в пределах разумного, конечно, чтобы мастерские, не нервничали и не выставляли дополнительные счета, а обговаривали заранее, чтобы какой-то процент изменений и испытаний предусматривался. К примеру, новый самолет, когда испытывается, он же сразу не летит, так и актер репетирует – ломается, чинится и дальше работает, и декорации: будь то железо или дерево и все наши задумки – любая конструкция прежде чем выйти к людям нуждается в испытаниях на фактуру, на свою образную силу и сопротивление материалов.

Я очень комфортно себя чувствую в разных театрах, работая с мастерскими «Сценические решения», потому что они в прямом смысле этого слова являются театральными мастерскими, они идут вместе с театральным процессом, и это самое главное для меня.

Второй момент, который мне важен, – это качество и сдача работы в срок. Не помню, чтобы в этом с ними были какие-либо проблемы. Трудности, конечно же, всегда есть на пути, как во всех испытаниях, но они решаемые. Но, к сожалению, не все хотят их решать. Не продуктивно, когда в театре люди (бывает и завпост, и директор, и режиссер, и мастерские) сразу говорят «нет». «Сценические решения» не говорят «нет», они готовы идти навстречу, слышать, и в этом смысле они самые настоящие театральные мастерские.

Материалы, сроки, качество изготовления, человеческие ресурсы – всё это есть в «Сценических решениях», там работают очень хорошие люди, качественные бутафоры, умные технологи, художники, сварщики. Там никто не говорит «нет», все понимают, для чего и зачем это делается. Тем более, все декорации должны разбираться и собираться, это не ларёк на улице и не дом, который поставил и он стоит, эта живая вещь, которая должна трансформироваться, и в этом смысле мне нравится работать со «Сценическими решениями».
Вячеслав Окунев
художник
Каждая работа, которую делает художник, требует особого подхода, и в случае со спектаклем «Любовь и голуби» сочетание декорационной подробности и очень хорошего качества отделки приводит в мастерские, которые это умеют делать.

То, что сделали ребята в мастерских «Сценические решения», — это интереснейшая работа! У нас все этапы были очень качественные: сначала была придумана вся история, связанная с механикой и техникой, которая доводилась потом в зависимости от требований режиссера, была найдена хорошая фактура и затем прекрасные художники это всё сделали. Я очень благодарен работе, которая произошла, и думаю, что зритель её по достоинству оценит.

В выборе мастерских мне важна пунктуальность, потому что, когда художник получает декорацию, конечно, хочется, чтобы она появилась заранее и чтобы всё было готово к моменту начала репетиций. У нас декорации к спектаклю «Любовь и голуби» появились значительно раньше, за два месяца, и режиссер мог в репетиционном пространстве осваивать их, репетировать, использовать все наши кинетические и подвижные задумки.

Кроме того, для меня важно хорошее качество работы, а также желание переделывать, потому что бывает в ходе работы возникают сложности, которые нужно решать, и вот это желание идти навстречу для меня ценно.
Лариса Ломакина
художник-сценограф
В работе с театральными мастерскими мне важен опыт производства и взаимодействия с театром, с постановочной частью, потому что можно сделать очень красивые декорации, которые постановочная часть не сможет ни собрать, ни разобрать, ни повторить шедевр. Все мастерские осуществляют разработку, производство и монтаж, но шеф-монтаж должен осуществляться вместе с постановочной частью. Собственно сама постановочная часть является основной силой, которая будет потом собирать, разбирать и давать жизнь спектаклю каждый день. И конечно же, производство мастерских должно быть налажено и в контакте не только с художником, но и с постановочной частью, потому что художник может придумать одно, и даже мастерские могут осуществить эту задумку, а потом можно встать перед проблемой, что постановочная часть не сможет этим пользоваться.

Хорошие рекомендации о мастерской «Сценические решения» были для меня основным толчком, чтобы съездить и посмотреть производство, познакомиться с технологами, поговорить с ними еще на стадии обсуждения и сдачи проекта художественному руководству. Помня те рекомендации, которые я получила от завпоста театра «Приют Комедианта» — это были очень хорошие слова о том, что очень надежно, профессионально и вовремя, что немаловажно, впоследствии я совершенно не разочаровалась в том, как у нас всё получилось.

Декорация для спектакля «Одиссея 1936» по пьесе Михаила Булгакова «Иван Васильевич» кажется простой на первый взгляд из зрительного зала: на сцене некий трапециобразный периметр, три занавесочки, какой-то кусочек пола лежит и две светящиеся рамки, больше ничего. Но на самом деле оказалось, что это довольно сложная конструкция занавеса, — она не должна шевелиться, ни коем образом колыхаться, она должна быть удобная в сборке-разборке, и я считаю, мастерские с этим справились очень хорошо.

Был довольно сложный момент с занавесом: сейчас все мастерские практически потеряли навык работы с мягкими декорациями, все забыли, как это делается, а те мастера, которые умели, они наверное или отошли в мир иной, или перестали этим заниматься, потому что сейчас в основном все хотят жёсткий павильон — это металл, фанера, дерево, а с мягкими декорациями никто не умеет обращаться. И я с большой благодарностью обращаюсь к мастерским, к Карине Федосеевой (жёсткие декорации) и Людмиле Сальниковой (мягкие декорации), которые собственно и боролись с нашими тряпочками, чтобы те висели практически идеально (я боюсь сказать «идеально», чтобы не сглазить), но считайте идеально.
Юрий Сучков
художник
Театр – это бесконечность, в которой рождаются миры. Эти миры создают художники, а мастерские должны эти миры материализовать. Что может быть сложнее материализации чьего-то мира? Это очень ответственная задача: воплотить, перевести в материю, зафиксировать в каком-то веществе.

И, наверное, чем дальше, тем сложнее это делать, потому что люди уходят в компьютерные технологии, а мастерская «Сценические решения» продолжает создавать уникальные штучные вещи вручную, вкладывая часть своей души (скульпторов, живописцев, столяров, сварщиков). Найти и собрать всех этих мастеров в одном месте, при том, что каждый из этих людей уникален, и соединить их в единый работающий организм – вот с этой задачей по-моему прекрасно справились Михаил и Надежда Абрамовы в мастерской «Сценические решения».
Ольга Романецкая
директор Молодёжного театра на Фонтанке
Я являюсь директором Молодёжного театра на Фонтанке только первый год и очень доверяю предыдущему директору — это мой учитель, и все те связи, которые оставались у театра, я постаралась сохранить.

Я уверена в мастерской «Сценические решения» на все сто процентов. Я знаю, что они всегда помогут, всегда сделают в срок, всегда подскажут, когда надо, и это очень важно в наше время. По крайней мере, я могу говорить за этот год, в котором я выпустила вместе с ними три спектакля.

Они всегда делали свою работу очень качественно, помогали и понимали, что подчас прямо во время выпуска возникают моменты, которые нельзя предугадать. И «Сценические решения» в этом плане — верные партнёры, я уверена, что они меня не обманут и сделают всё хорошо. Поэтому я выбираю сотрудничество с этой компании, мне с этими людьми комфортно, моя постановочная часть с ними хорошо общается, и Семён Яковлевич тоже очень доволен.

Надежда Осипова
художник
Когда я выбираю мастерские или технологов для разработки каких-либо конструкций, декораций или элементов реквизита, я исхожу из критериев, что я рисую картинку, показываю и говорю, что я хочу вот так. И эти волшебные люди отвечают: «о, мы сейчас придумаем, как это сделать» и они действительно это придумывают. При этом мне важно, чтобы меня чувствовали и понимали как художника.

Спектакль «Игра в Шекспира. Гамлет» [Молодёжный театр на Фонтанке, премьера: 19 мая 2019 года] — это мой первый опыт работы с мастерскими «Сценические решения» и он был прекрасным и успешным по моим ощущениям. У нас всё получилось, что задумывалось. В работе с мастерскими, мне понравился их профессиональный подход к работе. Я делаю 3D-модель, референсы, эскизы, и без помощи профессиональных конструкторов и технологов это практически невозможно реализовать. Это всегда сопряжено с какими-то отклонениями. А здесь мой эскиз, который воплотили «Сценические решения», был выполнен максимально и на все 100% с подбором фактур, конструктива, были соблюдены все размеры и габаритные пожелания.

Конструкцию разработал технолог, конструктор Владимир Кутейников. Мы с ним очень плотно общались практически ежедневно, что было приятно. Особенно, в тех моментах, когда ты не можешь всё продумать или предусмотреть, есть рядом действительно профессиональный человек, который горит своей работой. Владимир звонил, уточнял какие-то нюансы, которые зачастую забываются и упускаются в работе, вплоть до того, как мы здесь закрепим болтики, красиво это будет или нет, — всё было досконально продумано.

Еще здорово, когда мастерские делают различные образцы и предоставляет выкраски: мы с ними подбирали каждый цвет. Надежда Абрамова показала образцы ткани для занавеса, мы и их попробовали в свету, определили ткань и запустили в производство все остальные шторы. Это очень круто, когда ты можешь что-то посмотреть и попробовать, а не вот только так и всё, никаких других вариантов. Здесь же прям настолько до мелочей всё было предложено, и это, конечно, очень приятно. Обычно ты ожидаешь один-два образца, а в мастерских «Сценические решения», к слову, мне предоставили двенадцать выкрасок, хотя можно было ограничиться и тремя, но то, что их было двенадцать — это здорово, я могу посидеть, подумать и выбрать.

И, кстати, их профессиональные советы тоже были очень полезны. Так как я молодой художник, у меня есть уже достаточное количество спектаклей, но тем не менее даже у опытных мастеров бывают сомнения в выборе цвета, хочется прийти на сцену и посмотреть, и здесь советы ребят мне очень помогли. У нас, например, был очень сложный половик, и когда сломалась красильная машина, мастерская смогла в очень короткий срок его сделать в дружественной мастерской в Москве. И при таких критических обстоятельствах у нас всё-таки появился половик шикарной выкраски.

В целом это была отличная и очень комфортная совместная работа. У меня было чувство абсолютной уверенности, что моя идея воплотится, быстро соберется и всё будет верно, точно и красиво. Так и получилось.

Первый монтаж на сцене у нас произошел всего за несколько часов, для первого монтажа такой большой конструкции — это просто супер. Всё подошло, не было никаких нареканий. Это была действительно профессиональная, вчистую сделанная работа. Поэтому мой первый опыт с этой мастерской получился замечательный, и я надеюсь, что в будущем мы еще встретимся и сможем посотрудничать.
Татьяна Артамонова
завпост театра «Мастерская»
В выборе театральных мастерских мне прежде всего важно, чтобы к нам был индивидуальный подход. У нас полубюджетное учреждение, соотвественно, есть проблемы связанные с финансированием, и поэтому мне нужно, чтобы с точки зрения декораций ко мне подошли очень понимающе — что это небольшой заказ, который при этом должен быть выполнен очень качественно.

У нас обычно небольшие спектакли, а самое серьезное — это небольшие сроки изготовления декораций. У нас нет возможности производить их два или три месяца, как это происходит по плану. Для нас характерно выпускать спектакль за 1,5 месяца от начала подачи эскизов до выхода на сцену.

Это очень короткий срок, особенно если это технологичная декорация или используются механизмы. И в этом смысле выбор падает на тех, кто может это сделать оптимально, точно, ёмко и, главное, качественно и в сроки и не форсирует события.

В мастерских «Сценические решения», с которыми мы сейчас работаем, есть многозадачность. Они отлично сделают механизмы, прекрасно подходят к фактуре, они работают с художниками иногда напрямую, что очень сильно развязывает мне руки, потому что у меня идет репертуар и другая деятельность, и не всегда есть возможность заниматься только выпуском. Они берут на себя очень большой объём и выполняют его достаточно качественно.

Это главные критерии выбора мастерских — возможность работать самостоятельно, возможность запуска работы без финансирования и работа в те сроки, которые устанавливаем мы, а не какие-то подчас рабочие процессы мастерских.

Если говорить о декорации к недавнему нашему выпуску «Утиная охота», сроки у нас в этом спектакле были прекрасные, но было очень много доделок, переделок, изменений в декорации в ходе работы, в фактурах в том числе. Она у нас была очень живая, и до выхода на сцену мы всё время что-то меняли, но мне никогда не говорили «нет» — все менялось довольно быстро и качественно. Поэтому работать с этими мастерскими легко, как будто мы одна структура.
Юлиана Лайкова
художник
Это вторые декорации («Мещанин во дворянстве» — премьера 1 февраля 2019 года), которые я создавала с мастерской «Сценические решения» (до этого был «Идеальный муж» — премьера 18 мая 2018 года), и мои отзывы о работе над этими проектами отличаются. Объясню почему: когда мы выпускали «Идеального мужа», мне было очень удобно и хорошо, не было вообще никаких проблем. Я говорю это с точки зрения художника: мне нужно проверять чертежи всегда, сверять какие-то вещи и т.д. У нас в «Мещанине» был небольшой совместный затык на этапе чертежей, который, правда, потом быстро разрешился, чертежи были сделаны, декорация была готова, все встало, не было какого-то огромного количества косяков.

В работе с мастерскими я оцениваю не только финальную работу — вот стоит декорация, стоит она хорошо, финальная сдача декорации прекрасная, но и этап до финальной сдачи, когда идет расстановка, монтировка — он смутный, грязноватый.

Что мне понравилось: мастерским отдается какой-то большой блок, и он выполняется целиком, нет такой постановки вопроса, что мы делаем только железо, а кто-то другой пусть делает дерево. Люди видят декорацию, понимают ее и всячески помогают "вы хотите так, мы попробуем это сделать так", "а вы хотите эдак, значит мы попробуем сделать эдак". Это здорово, потому мне на надо переубеждать человека в том, что мне что-то необходимо.

Если даже я не права в каких-то моментах, то люди не делают из этого проблему, они быстро переделывают работу, передумывают, мы это перемонтируем, и мне при этом не устраивают выговор, как это часто бывает в других случаях: "это ты не так что-то сделала". Все понимают, что это рабочий момент — если не так сделано, значит быстро исправили. В этом есть огромный плюс.

Второй положительный момент в удобстве: в этой мастерской разные виды работ собраны вместе под одной крышей. Это удобство в том, что можно отдать работу блоком. Но есть и обратная сторона, когда возникают рабочие моменты и мы можем долго исправлять затыки. Это всё решаемо, когда есть прекрасные взаимоотношения и я могу позвонить и сказать: "ребята, здесь нужно не так" и не получить в ответ: "ну, вы сами так описали, извините, мы не будем ничего переделывать". Наоборот слышишь: "а, мы что-то не так сделали? Сейчас мы это быстро исправим, чтобы вам было хорошо". Конечно, в таком плане работать только приятно.

О Мещанине во дворянстве:
Нам сложно далась эта декорация. То ли надо было больше моих приездов, потому что некоторые вещи нужно было больше со мной уточнять. На этом проекте мы меняли, отменяли планы, кроили, поменяли станок. Было проделано много лишней трудоемкой работы и с моей стороны, и со стороны мастерских.

Если говорить не о том, кто прав, кто виноват и где что хорошо или плохо, а с мастерскими «Сценические решения» у меня прекрасные отношения, и если мне в будущем понадобится что-либо сделать, я к ним обращусь, потому что мне это удобно и я знаю, что всё будет сделано как надо, то я бы посоветовала им больше вести художника. А так в остальном они большие молодцы, приятно работать и приятно разговаривать с людьми.

О выборе мастерских:
Так как я не из Петербурга, когда приехала ставить «Идеального мужа», я не знала здесь мастерских, мне посоветовал сам театр комедии имени Акимова. Мне внутри театра сказали, что это хорошие ребята и предложили с ними поработать. И наша первая совместная работа меня полностью удовлетворила поэтому, когда встал выбор делать второй проект, он был однозначный — с этими же мастерскими. Хорошо сделали — следующий проект, конечно, будем работать вместе, сделали плохо — ты уже думаешь, может кого-то еще поискать. Эта логика работает в театре всегда.

Анвар Гумаров
художник
— что для Вас важно в работе с мастерскими?

Мне важен диалог и вариативность предлагаемых решений «как это сделать» и, как следствие, результат на сцене. Главные критерии — это качество и финансовые возможности театра или компании.

— как Вам работалось с мастерскими «Сценические решения»?

Хорошо работалось. Со «Сценическими решениями» я знаком давно. Это отличный штат специалистов, широкий выбор возможностей исполнения декораций любой сложности. Прекрасный куратор Карина Федосеева держала в курсе происходящего, присылала фото, уточняла детали. Всё, что нарисовали, так и получилось!
Ольга Смирнова
главный технолог Большого театра
При выборе театральных мастерских для изготовления декораций для Большого театра, нам важно высокое качество изготовления и адекватная цена. Хоть мы и Большой театр, но часто заказываем в Петербург, потому что цена изготовления часто ниже, даже с транспортировкой, чем в Москве, а качество изготовления достойное. С мастерской «Сценические решения» мы уже давно знакомы и не первый раз сотрудничаем, поэтому качество уже проверено временем — у нас всегда было всё хорошо.

Нам также важно, как быстро мастерские реагируют на возникающие проблемы, так как бывают и поломки и нужен гарантийный ремонт. Очень важно, насколько быстро мастера приезжают к нам и устраняют какие-то недоделки и в этом отношения у нас с ними тоже всё отлично.

Нам очень приятно работать с мастерскими «Сценические решения», там очень адекватные и коммуникабельные ребята. Опять же оговорюсь, что у них, пожалуй, одни из самых выгодных цен и очень высокое качество производства.

В принципе театральных мастерских, которые действительно понимают, как правильно изготавливать именно театральную декорацию, которую будут долго эксплуатировать, а не разовый продукт, со своими уже отработанными технологиями изготовления, не так и много. В основном это мастерские при театрах. Частных мастерских совсем мало и опять-таки очень важно иметь понимание специфики работы в театре, специфики работы декорации, как она эксплуатируется. Понимание технологии, что всё должно быть износостойкое, обработанное противопожарной пропиткой или изготавливаться из негорючих материалов, иметь необходимые сертификаты, легко собираться, разбираться и транспортироваться.

У нас конечно есть свое производство, но в обстоятельствах, когда мы не успеваем всё сделать сами, мы вынуждены отдавать заказы на сторону. Мы выпускаем 10-12 премьер в год! К тому же к нам присоединили камерный музыкальный театр им. Б.А. Покровского. Он получил статус камерной сцены Большого театра, и объём работы по изготовлению спектаклей существенно возрос.

Мы размещаем заказы на сторону на конкурсной основе и соотношение цена и качество - это главные критерии для нас, а также последующая эксплуатация — шефмонтаж, сопровождение, ремонт декораций, насколько мастерские в этом плане быстро реагируют.

Мастерские «Сценические решения» изготавливают качественный продукт, достойный сцены Большого театра, и мы им очень благодарны за отличную работу!
Анна Коломейцева
технолог Александринского театра
В выборе мастерских театральных декораций мы прежде всего основываемся на специалистах и их профессионализме. Мы много мониторим в интернете, в соцсетях, отсматриваем готовые работы, читаем рецензии на премьеры, которые выходят. Наш профессиональный круг довольно узкий — мы все общаемся между собой, знаем и видим кто что делает.

В случае со спектаклем «Какая грусть, конец аллеи…» — это был определяющий фактор в выборе исполнителя по производству декораций, потому что мы точно знали, что в мастерской «Сценические решения» есть специалисты, которые сделают именно то, что нам нужно.

У нас был длительный процесс работы, он начинался с общения с художником, а в этом спектакле вовлеченность художника очень большая, и нужно было найти баланс между тем, что хочет художник и тем, что реально сделать, и мы сможем потом с этим работать и донести это всё до исполнителя. В данном проекте больших усилий от нас это не потребовало, всё было слаженно, легко и непринужденно, мы очень довольны работой с мастерской «Сценические решения».
Светлана Доля
генеральный продюсер спектакля «Норма»
Я очень благодарна команде «Сценические решения» и лично Михаилу Абрамову за умение, казалось бы, в невозможные сроки произвести огромного масштаба и сложности декорации. Наша «Норма» рождалась сложно, в ограниченные сроки и с ограниченным бюджетом, но при этом с практически неограниченным размахом желаний художника Гали Солодовниковой и режиссера Максима Диденко.

Нам очень повезло, что «Сценические решения» вошли в этот проект и достойно его реализовали. Мне важно доверять и знать, что если компания берётся, то она справится с задачей несмотря ни на какие изменения в пути, уточнения и внезапные дополнения, важно понимать, что мастерские — не просто исполнители, а заодно с тобой, и так же, как и ты, хотят видеть крутой результат.

Команде Михаила удаётся относиться к своей работе и как к творчеству в том числе. При этом очень ценны и человеческие качества, умение оставаться приятными людьми, даже когда вокруг полный привет :) Непременно продолжу работать с вами. Спасибо!

Эцио Фриджерио
итальянский художник, сценограф
Я очень доволен и даже не ожидал, что встречу такой высокий уровень художественного исполнительского мастерства, который получил! Мне нечего сказать [аплодирует], я удивлён!

Мне любопытно, как так в нашей стране, где до сих пор модно производить выкрашенные декорации, которые, к слову, мне не нравятся, как так у вас получилось добиться такого прекрасного уровня мастерства производить подобные высокохудожественные вещи, которыми я впечатлён. Потому что я в русской сценографии не вижу такого типа декораций, мне кажется здесь это ремесло осталось в прошлом.

В работе с мастерскими для меня важно, чтобы они смотрели мои рисунки, чтобы они не ошибались и чтобы они вкладывали с это своё сердце. Когда они смотрят на какую-то конкретную деталь, чтобы они влюблялись в буквальном смысле в то, что они производят.

Мне в жизни повезло — я встречал многих женщин, которые влюблялись в меня [смеётся] и поскольку спектакль «Пиковая дама» тоже о женщинах, я позволил такое сравнение, мне важно было почувствовать, что со стороны театральных мастерских эта любовь была. Я благодарю вас за это!

Надеюсь, что меня не погонят пинками из этого города. «Пиковая дама» — это первая моя постановка и сценография здесь в Петербурге. До этого мне уже случалось дважды сюда приезжать по работе, один раз это было с Валерием Гергиевым и потом еще с один проектом, но поскольку я очень требовательный, это ни к чему не привело.

Я уже в очень пожилом возрасте, но надеюсь, что мне ещё представится возможность вернуться и снова поработать здесь.
Риккардо Массирони (Италия)
художник, технолог
Риккардо Массирони — ассистент Эцио Фриджерио по сценографии спектакля «Пиковая дама» для театра балета им. Леонида Якобсона (премьера 5 декабря 2019 в БДТ).

У меня очень хорошие впечатления от работы с мастерскими «Сценические решения» по созданию декораций к балету «Пиковая дама». Я был удивлен обнаружить очень высокое качество исполнения, открытость и готовность людей к переделкам, а также понимание того, что нам предстоит выполнить. Я очень доволен, как у нас сложилась коммуникация с мастерской.

Как в любой работе мы сталкиваемся со сложностями, и здесь мне особенно понравилось, что ребята из мастерских понимают, какие ощущения мы художники хотим передать в спектакле, а также они с самого начала понимали, какого уровня качество нам требуется.

Так что это было не очень сложно. Просто были некоторые коррективы на пути, так как нам пришлось переделать всю сценографию по ходу, и поэтому у мастерских было очень мало времени, чтобы произвести все декорации, и им удалось это сделать в срок. Итак, мы готовы, и я этому очень рад!

Я доволен тем, что мы произвели во всех аспектах, например, в отношении живописи (картины) — никаких проблем у нас не возникло, мастерская предоставила мне много образцов, чтобы найти то, что мы хотим. Поэтому мне нечего сказать кроме того, что я счастлив.

Что касается скульптурных деталей, мастерская по моему мнению сработала очень хорошо — им удалось смешать разные техники, чтобы найти лучшее решение для каждой детали. Ткани были фантастическими, реквизит они делали и переделывали несколько раз, как мы хотели, и я более чем доволен этим.

Если уж очень сильно придираться, что на самом деле не стоит, то, возможно, мне не хватило какого-то ощущения от решётки (Летнего сада). Она тем не менее выглядит впечатляюще, но на мой взгляд исполнена немного тонко. Это то, что я вижу, потому что я готовил технический чертеж, но в целом я надеюсь, публика будет впечатлена декорацией.
Алексей Фрадин
директор театра Комедии имени Н.П. Акимова
Чтобы быть откровенным до конца, я знаком со «Сценическими решениями» ещё по работе в театре «Зазеркалье», где я тоже был директором. Когда встает вопрос, с кем делать декорации, мы прежде всего слушаем пожелания художников. И когда мы предлагаем художникам мастерские «Сценические решения» в качестве нашего постоянного партнера, нам никто ни разу не возразил: «нет, спасибо, у нас был опыт работы с ними, нам не понравилось». Это первый критерий выбора мастерских, который более показателен, чем все остальные.

Ребята из мастерских «Сценические решения» мне очень близки по взглядам, по духу и по единому подходу к работе — у нас нет проблем, есть задачи, которые надо решать.

Зачастую у художника возникают творческие задачи «а я хочу вот так» — а как это вот так? И тогда появляется специалист из «Сценических решений» и придумывает, как реализовать иногда совершенно безумные фантазии. Подчас эти решения стоят каких-то запредельных денег, не потому что мастерские хотят заработать эти запредельные деньги, а потому что технологии стоят того, чтобы вот эта штука, условно, полетела наверх без каких-либо тросов или ещё чего-то, чтобы никто не видел.

Ребята придумывают, как это сделать, приходят ко мне со словами, что если взять и реализовать, то это стоит столько миллионов рублей, и дальше моя задача разбираться с творческой составляющей вопроса, объяснять, что денег нет и прочее. Но я ни разу не услышал от ребят «мы не знаем, как это сделать» или «здесь нет творческой составляющей», при которой зачастую неудобно говорить, что денег нет, а есть вот столько, поэтому давайте придумывать, от чего можно отказаться или что-то убрать, и результат всегда достигается.

Мы с мастерскими разговариваем на одном языке и понимаем, что есть задачи и нет проблем. Мы понимаем, что не существует нерешаемых задач. Это главный ответ, почему мы работаем со «Сценическими решениями».

Есть еще один аргумент: мы с ребятами выпустили спектакль, и про нас никто не забыл. Нам никто не сказал «а теперь то, что мы вам изготовили, это ваша головная боль или давайте заключим договор на дополнительное обслуживание». Ведь во время эксплуатации у декорации бывают разного рода изменения, доработки, там что-то застряло, и это нормально. Нас при этом никто не бросил со словами «мы вам сдали, деньги от вас получили. Всё».

Ещё важный момент: с бюджетными организациями работать очень сложно, и ребята умеют с этим работать как документально, так и физически, они могут запустить проект, имея на руках договор о намерениях, сдать проект и по результату подписанного акта выполненных работ получить деньги. Подобного рода самодостаточность очень важна. И с ними в этом отношении спокойно, уверенно и хорошо.

У нас со «Сценическими решениями» не было ни одного спектакля (из 13 совместных проектов), когда мы за сутки до премьеры получили декорации. Мы декорации получаем иногда за месяц до выпуска премьерного спектакля, и в это время у меня идут полноценные репетиции с чем мои артисты будут дальше работать на сцене. Хотя сплошь и рядом в моей практике декорации и костюмы довозятся день-в-день — вечером премьера, а с утра доставили. Да, форс-мажоры у всех бывают, но не у «Сценических решений», ребята сроки не срывают. Мне важно, что договорившись с ними, я уверен в том, что у меня в назначенный день и час будет стоять и работать именно то, что я заказывал. Это дорогого стоит и за это ребятам огромное спасибо!
Мариус Яцовскис (Литва)
художник-сценограф
Мне было неожиданно приятно и легко работать — я говорю как приезжий художник в России (в Москве и Санкт-Петербурге), потому что обычно в течение изготовления декорации я приезжаю наверное 4-5 раз следить за процессом, корректировать и исправлять ошибки или на консультации. А вот во время изготовления декораций для постановки «Безумный день, или Женитьба Фигаро» [премьера 31 января 2020 года в театре Комедии им. Н.П. Акимова] я приехал всего лишь один раз помимо сдачи макета и уже выпуска премьеры.

Я просто понимал, что мастерские «Сценические решения» очень хорошо работают и у меня даже не было реальной потребности приезжать чаще. Мы очень хорошо сговорились и поняли друг друга и всё было прекрасно сделано.

Я волновался, чтобы хорошо сделали скульптуру с лапой льва. И в мастерских был действительно очень хороший мастер, я даже с ним не встречался. Я думал мне придётся приезжать, чтобы самому приложить к этому руку, но Карина (технолог и куратор проекта) мне присылала фотографии и я видел, что всё правильно и идеально так, как я хотел. Всё было великолепно сделано.

В работе с мастерскими по производству декораций для меня важно, чтобы они смогли предложить технологические решения. Иногда бывают такие мастерские, где художник сам должен за свои средства нанимать конструктора, чтобы тот придумал и начертил декорацию.

И очень часто бывают задумки, которые требуют определенных довольно сложных технологических решений, с которыми я сам не справляюсь. Я даже этому не учился, хотя я учился долго, но нас никто не обучал технологическим вещам. И очень важно, когда мастерские решают технологические вопросы и предлагают разные способы решения. Вот это самое главное в основном.

И потом исполнение — это тоже разумеется важно. В этом спектакле всё идеально получилось. Здесь, откровенно говоря, не очень сложная декорация, но тем не менее всё было выполнено отлично.
Елисей Шепелёв
художник
Мы сделали спектакль «1234» со «Сценическими решениями» в сентябре прошлого года и мне очевидно, что это компания профессионалов, где людям не нужно особо объяснять — они все сделали, как надо. Это не первый наш опыт работы, мы ранее выпускали «Фриду» Юрия Смекалова с ними же.

В подготовке спектакля, понимая все подводные камни, люди, которые изначально не должны были выполнять каких-то вещей, тем не менее делали их и это было профессионально. В то время как другой бы сказал: «это не моя работа, у вас есть человек, который за это отвечает».
Ребята же из мастерских были все равно в процессе, предлагали очень логичные и правильные решения, связанные с конструктивом особенно. Мне очень нравится с ними работать в этом плане.

Мне важно, чтобы у людей в мастерских не было установки, что надо лишь бы сделать. Приветствую, чтобы любой человек, работающий в театре и в мастерских, проявлял смекалку, не боялся и фантазировал сам, конечно, сообща с художником. Потому что художник может показать эскиз или фактуру, но не знать какие-то нюансы в театре или в производстве.
Вот в таком творческом взаимодействии, когда ребята в цехах работают не в шорах, а проявляют к работе интерес и хотят сделать ее не формально, а с душой и желанием, всё получается, и я считаю это самым важным.

Я больше сторонник вдохновить людей, чтобы они кайфанули, потому что делать что-то без кайфа обречено на провал. Это, конечно, будет сделано, но не так круто, как могло бы быть с кайфом. Поэтому предлагаю совместные эксперименты и говорю, что мы вместе должны получить удовольствие от этого процесса. И когда вижу, что людям становится по-настоящему интересно, они увлечены процессом, это меня самого очень вдохновляет, и я понимаю, что не зря придумываю декорации.

В бутафорском цехе работают отличные бутафоры, Влад Балаклейский — потрясающий парень, светлый, добрый и знает своё дело. Я приобрёл от него пару интересных решений, работая над фактурой. Спасибо ему за творческое единомыслие!

Мне и дальше хотелось бы продолжить работать со «Сценическими решениями», потому что мы друг друга понимаем. Миша Абрамов и его компания — большие молодцы.
Владимир Фирер
художник-постановщик, Заслуженный художник Российской Федерации
Если говорить о выборе мастерских, у нас их не так уж много в городе, особенно качественных. Под качественными подразумевается, когда дело поставлено серьёзно и профессионально. Мне важно когда мастерские получают эскиз или, допустим, габаритные чертежи, то они делают техническую разработку — сами чертят технические чертежи, потому что художник обязан дать только габаритные чертежи.

Мало того, есть ещё сложные сцены у нас в городе, особенно маленькие сцены, где всё кривое, поэтому габаритные чертежи у художника примерные, а чтобы всё подошло, нужно ходить в театр и всё замерять, что собственно говоря в мастерских «Сценические решения» и делают.

Потом мне нравится, что в «Сценических решениях» всегда есть куратор проекта, что на самом деле очень важно, потому что он за всё отвечает и всех сводит вместе.

И, естественно, в работе с мастерскими важно качественное исполнение. Выбор материалов — тоже непростая вещь, потому что можно, конечно, всё делать из фанеры, а можно найти хорошие современные материалы, что часто предлагают как раз «Сценические решения».

Я считаю, что они сейчас одни из лучших мастерских в городе. Сейчас мало можно найти людей, которые так качественно делают декорации, как они. Я довольно давно работаю с этими мастерскими и они меня ни разу не подводили, всегда было всё сделано на высоком уровне. Иногда даже удивляли тем, что сделали неожиданно еще лучше, чем я ожидал.