У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Академический Малый драматический театр — Театр Европы,Санкт-Петербург

Премьера 10 мая 2017 года
спектакль
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Сценическая композиция и постановка: Лев Додин
Режиссер: Валерий Галендеев
Режиссер-ассистент: Олег Дмитриев
Художник: Александр Боровский
Художник по свету: Дамир Исмагилов

Декорации для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Кураторы проекта, технологи: Михаил Абрамов, Алексей Танцырев
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Столярный цех: Денис Аксёнов
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
Весь портал сцены по задумке художника Александра Боровского занимает подробная декорация берлинской пивной: солидные двери, витрины, за которыми виднеется барная стойка, столики под абажурами, крохотный просцениум для музыкантов. Как ни странно, такие заведения сохранились в Берлине до наших дней. Если им посчастливилось избежать новейшей оккупации Starbuck's или других международных общепитовских сетей, то меню и интерьеры остались практически неизменными со времен Веймарской республики и Третьего рейха.

У берлинских пивных вкус пивного хмеля, тушеной капусты, крепкого кофе, который полагается подавать в мельхиоровых кофейниках, начищенных до ослепительного серебряного сияния. Раньше еще стоял коромыслом сигаретный дым. Теперь немцы курят на улице, как и полагается политкорректным, законопослушным гражданам Евросоюза.

А там, внутри кафе, жизнь, там тепло, музыка, шелковые абажуры. Там огромная кельнерша разливает по тарелкам дымящийся картофельный суп и приносит пиво в высоких стеклянных кружках. Там всю дорогу пляшут и поют под песенку So many tears!, которая одна здесь и звучит, — модный английский шлягер 1933 года. Его мелодия будет то доноситься эхом из-за треснутых стекол витрин, то врываться во всю мощь своих микрофонов и клавиш, заглушая тихие голоса на улице.

Источник
«В спектакле есть такая фраза: "Весь мир охватило судорогой. И никто не может сказать почему". Мне кажется, что сегодня есть такое ощущение: время Брехта пришло на злобу эпохи.

Мы очень плохо знаем и понимаем историю фашизма, историю общества, которое жило в это время, историю феноменального успеха Гитлера среди немцев, все более замолкающую интеллигенцию. Иногда мы просто испытывали жуть, потому что очень многие представления поверхностны. Парадокс: чем больше дистанция между написанием текста и постановкой на сцене, тем современнее всё звучит. Но это не политический театр. Мы старались, чтобы у нас не было ни грамма прямой публицистики, потому что мне кажется, что любая публицистика охлаждает реакцию и упрощает проблему».
Лев Додин, автор сценической композиции и постановки спектакля:
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
Это наш второй по счету проект с Малым драматическим театром и художником Александром Боровским. К нам уже сложился некий кредит доверия в работе после спектакля «Гамлет». Мы встретились с художником, забрали у него макет, составили техническое задание и спокойно делали декорацию пол года. За три месяца до выпуска мы вышли на сцену, смонтировали декорацию и доделывали незначительные детали.
Подробнее
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О внешней стенке декорации:
Декорации, наш взгляд, лаконичные, но в них очень много красивых деталей. Художник здесь бился за разные толщины. У нас были технические сложности с окнами из монолитного поликарбоната, например. Театр небольшой, его габаритные размеры не совсем позволяют делать крупные декорации, но в этом спектакле детали все-таки большие, их не хотелось сильно разбивать, иначе было бы много лишних стыков. Трубочки на окнах хоть и прочные стальные, но очень тоненькие, и пролёты плохо стоят, когда их делишь. В этой стенке мы ничего не скрывали, все стыки и эти самые трубочки можно при желании разглядеть.

Самое сложное в этом проекте — отделка. Нам нужно было подобрать особую по цвету краску для внешних стен дома. Мы их много раз красили, сначала быстросохнущими красками, у нас это не принимали, в итоге наш технолог в эмоциональном порыве взял масляную краску. Когда мы покрасили стены этой масляной краской, то ожидали, что будет много недовольства от театра, что краска всех перепачкает, она при этом ещё долго сохла из-за влажной погоды, а вышло так, что она идеально подошла и понравилась. Стенки мы досушили и покрыли лаком. В некоторых местах, где краска была содрана, получилась натуральная пожившая фактура.

В этой статичной неменяющейся декорации есть эффектный элемент с дождем. По сюжету первые полчаса спектакля с козырька стены стекают струи дождя. И нам в этом плане повезло с масляной краской на стенах — мокрая от дождя, она смотрится по-настоящему. Для такой маленькой сцены и близости к ней зрителя это важно. Мы поняли, что иногда не стоит использовать каких-то ускоренных методов, а лучше сделать всё по-настоящему.

Ещё из настоящего на первом плане в этой декорации — это чугунная решётка водостока, куда стекает дождь. Это подлинные купленные детали, уложенные в планшет сцены. Мы сделали полностью выдвижной станок авансцены со ступеньками, сняли часть щитов планшета, заменили их на сливной короб и положили эти самые чугунные решётки.

На этом проекте также стоит отметить аккуратную работу столяров, хотя на первый взгляд она может быть не видна. Очень трудно работать с металлом, когда конструктив металлический, а поверхность деревянная. Мы её зашивали саморезами, потом долго шпаклевали и выводили. К тому же здесь были использованы разные филёночки, красивые фрезерованные фанерочки — это всё довольно тонкая работа.

У этого спектакля есть ещё выездной вариант, который мы доделывали год спустя. Для этого мы немного расширили пространство, увеличили авансцену, сделали её шире за счет добавления ещё одной стенки по секции слева и справа.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Об интерьере — внутренней части декорации:
Мы также выполнили всё внутреннее оформление интерьера пивной. С одной стороны там стоит массивная барная стойка. Она практически не видна из зрительского зала, но мы сделали её очень добротно: сражались с металлом, к нему добавлялась деревянная столешница и со временем, когда она потёрлась, то стала выглядеть очень красиво, прям как настоящий бар.

Напротив барной стойки расположились диваны со столиками и стульями. Мы их тоже все сделали в наших мастерских. Диваны обтянули кожзаменителем, который в принципе не очень хорошо реагирует, когда его пытаются тереть. Тем не менее он живет уже два года и, как говорится, сам себя сделал.

Интересная история вышла с массивной ручкой на входной двери в пивную. Такие детали всегда очень сложно найти. Фурнитура, конечно же, есть, но стоит она очень дорого. К тому же никто в театре не будет покупать антикварную вещь. Мы создали эту ручку по архивным фотографиям заведений того времени (30-х годов в Германии) и изготовили из тонкой трубы, выгнутой вручную на станке. Это не отливка, но выглядит достойно. Александр Боровский был очень доволен.
Надежда Абрамова, мастерская «Сценические решения»:
«Это был напряженный проект — мы долго боролись за внешний вид. Нам казалось ,что все идеально, а потом приходил Александр Боровский с миллиметровой линейкой и говорил: "что-то не так", и мы переделывали. Он же всё рисует от руки, и когда переводишь его эскизы в AutoCad, приходится по несколько раз править, чтобы понять, что хочет художник. К тому же в этом проекте у нас было много поисков, которые требовали погружения в атмосферу Германии 30-х годов и исследования ее культуры. Изначально приступая к работе, нужно было исследовать материалы интернете, посмотреть картинки в поисках этих всех вещей, чтобы быть с художником на одной волне и настроить руку. Например, художник рисует некий образ, а мы должны понять, насколько для него важно, допустим, взять 12 мм трубочку или 15 мм, и ловить эти самые миллиметры».