У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Астана Опера,
Нур-Султан, Казахстан

Премьера 26 и 27 декабря 2020 года
спектакль
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Режиссер-постановщик: Арно Бернар
Сценограф-постановщик: Эцио Фриджерио
Ассистент сценографа: Рикардо Массирони
Художник по свету: Якопо Пантани
Технический руководитель проекта: Виктор Караре

Декорации для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Куратор проекта, технолог: Юлия Виноградова
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Столярный цех: Илья Гайворонский
Бутафорский цех: Влад Балаклейский
Электробутафорский цех: Дмитрий Леонтьев
Швейный цех и живописные работы: Екатерина Кочурова
Монтировочный цех: Сергей Согрин
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
Эта весёлая итальянская история о крестьянке Адине разворачивается на фоне основной статичной декорации сельскохозяйственного производства с высокими стенами с колоннами, пролётами арок, балконами и проходами, амбарными воротами, стогами сена и огромным воздушным шаром с гондолой на заднем плане. Вдобавок к ним в спектакле появляются динамичные объекты — зерновая молотилка c вращающимися колёсами и шестерёнками и огромная бутылка с «любовным напитком» в конце спектакля.

Над постановкой в Астана Опера работали выдающиеся профессионалы своего дела – лучший сценограф современности Эцио Фриджерио, его ассистент Рикардо Массирони, художник по костюмам — обладательница премии «Оскар» Франка Скуарчапино, ее ассистент Анна Верди и многие другие.
«Любовный напиток» был запланирован за год до премьеры — еще до пандемии. Сценографию спектакля создали итальянские мастера — один из великих художников современности Эцио Фриджерио и его ассистент Рикардо Массирони. По их эскизам мы проделали огромную совместную работу с мастерскими «Сценические решения».

Объём декораций был немаленький, только одна высота их в 11 метров уже о многом говорит. Нашей основной задачей было воплотить эскизы Эцио Фриджерио в реальность и мастерские с ней справились на очень высоком уровне.

Работать с великим маэстро, выпустившим более 400 спектаклей по всему миру на уровне Франко Дзеффирелли и Луки Ронкони, а также согласно его критериям и требованиям очень сложно. Он хорошо знает и чувствует сцену и ее освещение, деликатно относится к цвету и тонам. Детально и кропотливо относится ко всем нюансам архитектуры, живописи и скульптуры. Очень трепетно относится к выполнению своих требований по технологиям и выбору материалов».
Виктор Караре, технический руководитель проекта:
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
«Любовный напиток» был запланирован за год до премьеры — еще до пандемии. Сценографию спектакля создали итальянские мастера — один из великих художников современности Эцио Фриджерио и его ассистент Рикардо Массирони. По их эскизам мы проделали огромную совместную работу с театром по созданию декораций для этой постановки.

Это один из самых масштабных проектов 2020 года в наших мастерских — декорации для полноценного оперного спектакля на сцене Астана Опера, которая больше Большого театра. Сцена — 34,4 х 24,4 м (840 кв.м), плюс два кармана по бокам 580 кв.м каждый. Декорации внушительных размеров с работой нижней и верхней машинерии сцены. Астана Опера в этом плане — уникальный классический театр такого масштаба, построенный недавно в Казахстане, и одна из самых технически совершенных площадок в мире.
Подробнее
Мы начали обсуждать этот проект еще в начале пандемии. Потом из-за локдауна всё встало на паузу. Объём работы по проектированию и изготовлению был большой, чего не скажешь про сроки. Был момент, когда мы вели переговоры по подписанию контракта, и из-за локдауна никто не мог нам ничего подписать на уровне Министерства культуры Казахстана. На словах сообщали, что проект будем делать, но пандемия заморозила всё, и запуск не подтверждали вплоть до 1 октября 2020 года.

В таких обстоятельствах Михаил Абрамов принял решение приступить к проектированию, взяв на себя все риски. И это оказалось верным, если бы ждали октября, то ничего бы не успели.

Объём был большой: стены высотой 11 метров с колоннами и пролётами арок, подвесной мост с балконами и проходами, амбарные ворота, половики, имитирующие стога сена и к тому же огромный воздушный шар с корзиной на последнем плане. Вдобавок к ним в спектакле появляются динамичные объекты — зерновая молотилка c вращающимися колёсами и шестерёнками и огромная бутылка с «любовным напитком», полностью спроектированные и изготовленные у нас в мастерских. И это всё за один месяц производства. Даже самим не верится, что такое вообще возможно.
На производство от готового проекта у нас ушел всего месяц, что очень мало для такой масштабной работы. Параллельно собирали самолёт Douglas A-20 Boston Havoc для съёмок на Алтае, поэтому всё успеть — было для нас настоящим вызовом.
Фото: work in progress из архива мастерских
Часть стальных конструкций изготовил для нас Алексей Большаков и этим очень выручил в то время, как у нас все было загружено в слесарном цехе.

Все декорации выполнены с покрытием стеклопластика. С ним нам помогала мастерская Леонида Наймушина. У нас в техническом задании было прописано одно из условий театра по эксплуатации декораций в температурном диапазоне от минус 50° до плюс 40°, что ограничивает использование старых театральных технологий, например, оклейку марлей. Натуральная ткань накапливает влагу и может образоваться плесень, поэтому стеклопластик для таких перепадов температуры — идеальное решение. Его используют для лодок и вода ему не страшна.

Чтобы проверить сборку всех декораций перед отправкой в Казахстан, собирали их по частям. Декорации объёмные и даже по частям умещались у нас на сборочной площадке впритык. Тем не менее, мы должны были быть уверены, что на месте всё соберется идеально. Понимали, что проект большой и тем более в Казахстане, куда не сорвёшься и не подъедешь так быстро, чтобы исправить декорации, поэтому изначально решили использовать надежные наработки и технологии, проверенные в других проектах.

В итоге, все части декорации свели воедино, конечно, не обошлось без проблем, какие-то моменты доделывали уже перед самой отгрузкой декораций в Казахстан, но их было не очень много. Всего было отправлено под завязку 4 13-метровые фуры декораций, не считая нескольких газелей вдогонку. Именно благодаря слаженной работе всех цехов и тому, что мы максимально доработали, собрали и проверили все элементы по основному объёму декораций заранее у нас в мастерских, на сцене Астана Опера всё собралось штатно с минимальной доработкой.


Михаил Абрамов, директор мастерских «Сценические решения»:

«Для меня самым важным в проекте было полное ощущение, что нужно двигаться дальше и масштабироваться, привлекать еще людей для работы. Мы сделали этот проект на пределе возможностей, и я убедился, что та конфигурация и система, которая у нас сформирована, она рабочая. Мы делаем качественный продукт. Но уже сейчас понимаю, что на ключевых позициях в проекте люди перегружены и нужно снимать с них часть обязанностей. Да, у нас получается классная связка технолог → ← начальник цеха, но принимая такой объём в работу, как у нас был на «Любовном напитке», потребуются дополнительные ресурсы, чтобы снимать административные, логистические и прочие вопросы, поэтому нужно расширяться.

Если рассматривать рост компании с момента, когда я один в 2007 году собирал спецэффекты, на протяжении всего пути за эти 13 лет ко мне в команду добавлялись люди. И сегодня совершенно понятно, что часть функций нужно передавать и ещё прирастать людьми. Чтобы дальше работать на таких объёмах и создавать декорации подобного масштаба, нам уже сегодня тесновато на нашей территории, нужны дополнительные площади и мощности, нужно еще вырасти. Над этим я сейчас и работаю».

У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Как мы сделали воздушный шар с корзиной — 11,8 м в высоту и 7 м в ширину

В спектакле огромный воздушный шар подвешивается на последнем плане сцены на двух штанкетах. Изначально Виктор Караре, зам. директора театра по художественно-производственным вопросам, предложил изготовить мягкий чехол на металлоконструкцию. Мы даже шли по этому пути какое-то время: рисовали каркас, держа в уме, что у нас там будет мягкий чехол. Когда мы осознали масштабы и провели несколько тестов, то от этой идеи пришлось отказаться — шар сложной овальной формы, и какой бы ни был чехол с поролоном или с другим наполнителем, он не дал бы гладкую поверхность без складок.

Думали сделать надувную декорацию шара, но театр отказался из-за ее нестабильности в работе, вдруг зацепят и порвут, поэтому решили использовать стеклопластик. Для этого набирали объём пенопластом, сверху делали корку, затем вынимали пенопласт и приформовывали корку к каркасу. В этом нам помогли Леонид Наймушин и его ребята.

Далее мы загрунтовали стеклопластик под роспись. Расписывали шар молодые художники, студенты Петербургской академии художеств им. Репина под руководством Ильи Баталова и справились с этим очень быстро.

Для шара мы выполнили корзину с оплёткой из искусственного ротанга в исполнении Андрея Дазиденко. Можно было, конечно, обойтись и более простой фактурой, ведь шар располагается в глубине сцены, но мало того, что итальянские сценографы очень внимательны к деталям, к тому же оперный спектакль снимали в большом разрешении 4К с нескольких точек, поэтому какой-либо грубый элемент декорации рядом с артистом смотрелся бы плохо на крупном плане. Все элементы требовалось исполнить в очень хорошем качестве.

Перед отправкой в Казахстан все части шара нужно было собрать и проверить. Шар в сборе не влезал по габаритам в наш сборочный цех, пришлось разместиться во дворе. Дождались сухой солнечной погоды, что большая редкость в Петербурге в октябре. Пригнали кран, собрали траверсу и затем попоясно подцепляли, поднимали, включая подсоединённую корзину. Проверили шар целиком — висит, не падает. Разобрали и отправили на фуре в Астану.
Чертежи и фотографии Work in Progress из архива мастерских
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О динамических объектах в спектакле:

Молотилку спроектировал наш конструктор Михаил Иванов по эскизам итальянских сценографов. Такие объекты не каждый день проектируешь, поэтому вдохновлялись историческими фотографиями старинных фермерских молотилок, которые со всех сторон оборудованы ремнями. Наша молотилка из-за трубы с виду больше похожа на паровоз. Эту трубу мы изготовили из стеклопластика, из нее выходит дым во время спектакля.

Сначала прикинули целиком стальной каркас на всю молотилку, он оказался большой и очень тяжелый, поэтому разбили его на два элемента — одную большую фурку и поменьше с передней поворотной осью. Колёса сначала думали имитировать из трубок, но в итоге изготовили массивные стальные, чтобы добиться максимальной реалистичности. Впереди стальное дышло для поворота передней оси и чтобы за него можно было возить молотилку.

Навесные боковины выполнили из алюминия, чтобы были полегче, они не несли никакой нагрузки. По бокам сделали ступеньки, чтобы артисты могли забираться на молотилку. Также у нее есть приставные лестницы, они крепятся к стальному каркасу. Сначала сварили их из профиля, но потом поняли, что будет трудно их обшивать, чтобы было красиво, поэтому сделали их деревянными и довольно крепкими. Затем наши столяры зашили весь каркас фанерой, а художник Илья Баталов расписал ее под дерево, включая декоративный двутавр.

У молотилки 12 вращающихся бутафорских колёс с шестерёнками, а также встроенная дым-машина. Наши решения по механике хорошо сработали — мы использовали 5 моторов. Суммарно у нас работают 12 моторов, которые вращают декоративные колёса и шестерёнки в том числе на декорациях левой и правой стенки. Все они взаимозаменяемые. И каркасы для них мы тоже сделали одинаковые.

Мы пошли по пути надёжного решения: ременной привод в связке с электромотором постоянного тока 12V — безопасная конструкция. Один проверенный механизм для всех элементов — меньше вероятности поломки. Ременные провода еще удобны тем, что если их заклинит или вдруг кто-то засунет руку в колесо, то система застопорится, а ремень будет прокручиваться на шкиве. Это безопасно.

Наши электрики во главе с Дмитрием Леонтьевым установили в молотилке блок управления моторами, который позволяет менять направление движения и изменять скорость вращения колёс. Этот же блок управляет включением и выключением дым-машины.

Молотилка несамоходная, ее выкатывают за верёвки артисты. У нас была договоренность с театром, что молотилку делаем проводной. Это подразумевало, что к движущейся декорации подходят провода высокого напряжения 220V, что небезопасно и есть риск, что провода может перебить или декорация может упасть. Поэтому за кулисами для источника питания молотилки мы поставили предохранительный блок управления с устройством защиты, чтобы обесточить декорацию, если возникнет внештатная ситуация.
Еще один динамический объект — большая бутылка «Любовного напитка». В одной из финальных сцен спектакля она эффектно выезжает из трюма сцены. Выполнена она из стеклопластика с последующей росписью.

Высота бутылки 3,5 метра оказалась больше высоты трюма сцены театра, поэтому мы сделали ее телескопической. Она складывается так, что в основной части бутылки помещается ее горлышко, а в момент подъёма из трюма на сцену бутылка принимает свою естественную форму. Это было техническое задание от художника.

Единственным решением, неподходящим под унификацию всего технического оборудования, был механизм для подъёма бутылки. Для этой задачи мы подошли с конструкторскими решениями: Михаил Иванов спроектировал подъёмный механизм для бутылки, а электрики применили мотор коллекторного типа на 12V постоянного тока. Мотор повышенной мощности 240W с червячным редуктором.