У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
МХАТ им. М. Горького,
Москва

Премьера 20 января 2021 года
спектакль
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Режиссер-постановщик, сценограф: Виктор Крамер
Ассистент художника: Иван Толстов
Художник по свету: Игорь Фомин
Художник по костюмам: Евгения Панфилова
Видеорежиссер: Алексей Образцов

Декорации для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Куратор проекта, технолог: Надежда Абрамова
Конструктор: Андрей Савицкий
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Столярный цех: Илья Гайворонский
Художники бутафоры: Иван Шишулин, Оксана Григорян, Влад Балаклейский, Наталья Меркульева, Виктория Галустян, Дмитрий Иванцов
Швейный цех и живописные работы: Екатерина Кочурова
Электробутафорский цех: Дмитрий Леонтьев
Фото: МХАТ им. М. Горького
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
В новой постановке Виктора Крамера классический «Лес» состоит из знаков, интерпретаций и условностей. Для режиссера и сценографа нет понятия «классика»: в любом материале, каким бы актуальным он не оставался, всегда есть архаика. И режиссер счищает пыль времени, чтобы современный зритель живо, остро и с интересом реагировал на текст — на то, что волнует, тревожит, заставляет сегодня смеяться или плакать. Это и в чем-то знакомый нам Островский, и совершенно неизвестный — свободная вариация и аллюзия на пьесу.

«Крамер сделал из сценографии мощную метафору: ужасающий агрегат высится на гигантской куче опилок. Это все, что осталось от некогда прекрасного имения и в более широком смысле – от человечности героев». (Независимая газета)

«На огромном холме этих опилок во всю могучую сцену МХАТа на вершину вознеслась лесопильная машина, давно получившая в народе прозвище "убийца леса". А все персонажи три часа карабкаются по холму из ошметков бывших деревьев, увязая в древесной трухе и своих проблемах. Никто и не замечает, что природа гибнет. Уже погибла». (Российская газета)
«Лес, здесь прежде всего образ. Вырубая лес, мы вырубаем себя, превращаем духовное в тлен. Мы сами перетираем нашу жизнь и надежды в труху, в опилки. В угоду своим мелким страстишкам, стяжательству, практицизму и глупостям, мы уничтожаем, перемалываем себя и друг друга. Парадокс пьесы заключается в том, что единственными, сохранившими в себе духовное начало, оказываются самые, на первый взгляд, павшие – два спившихся актера Несчастливцев и Счастливцев».
Виктор Крамер, режиссер-постановщик, сценограф:
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
Когда мы увидели эскизы Виктора Крамера и анимированные модели в cinema 4D, которые подготовил его моделист, нам стало немного страшно. На них была была изображена большая гора опилок.

С нами на этом проекте работал ассистент художника Иван Толстов. Иван перевёл эскизы в более менее техническое русло — перенёс анимированную модель в SketchUp, чтобы ее можно было габаритно осмыслить. К примеру, вот деталь, она выпуклая и имеет определенные углы наклона, или как декорация будет стоять и крепиться. Иван отдал нам SketchUp файлы с эскизами, и мы продолжили их дальше детализовать, двигаясь в сторону рабочих чертежей и конкретных данных: из какой трубы будет станок, какой будет настил, уголки и крепления.
Подробнее
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Станок сложной полигональной формы
«Гора опилок» в театральном смысле — это станок, по нему ходят артисты. Станок, соответственно, — разбирается на множество монтажных и несущих рам и настилов. Такой станок мы изготавливали впервые. Он сложной формы с разными углами наклона и переходами, которые уходят винтом. Винтовые поверхности мы делали секциями. Если брать полигональное моделирование, то настил станка — это полигональная поверхность, которую мы перевели в треугольники. Весь настил состоял из плоских треугольников, которые образовывали между собой винтовые поверхности.

Станок с настилом стальной, крепится на петлях, за счет этого он быстро собирается и разбирается. Он практически полностью занимает 17-метровый круг за исключением 1/3 объёма станка, где размещались надувные элементы. Мы габаритно работали в паре с «Аэродинамикой» и благодаря модели Ивана у нас было чёткое представление, кто какую поверхность делает и в каких точках мы соприкасаемся.

Станок — наша большая слесарная работа. Сначала казалось, что это большой слон, которого нам не съесть. Тем не менее, он собрался и получился очень классный.
Чертежи и фотографии Work in Progress из архива мастерских
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Как приклеить 11 кубометров опилок на половик и не умереть?
Изготовив станок, нам нужно было сделать так, чтобы большая груда железа стала похожей на гору опилок. Мы долго искали подходящий вариант по соотношению цены и времени, понимая что очень ограничены бюджетом и сроками. В итоге решение, которое у нас изначально было в голове, и сработало: взяли выкройки, подготовленные конструктором Андреем Савицким, и сшили по ним половики из двунитки. Девочки-швеи кроили половики в точности, как был спроектирован станок.

Дальше обработали половики противопожарным составом и параллельно приступили к работе над фактурой опилок. Опилки сделали из изолона разной толщины. Листы изолона с одной стороны оклеили бязью, расписали в разные оттенки опилок и нарезали вручную ножницами витиеватые кусочки в огромные мешки. Всего получилось порядка 11 кубометров «опилок». 8 человек их нарезали в течение двух недель. А затем бутафоры вручную приклеивали эти кусочки на половики в два-три слоя на термоклей еще недели три.

На помощь в таких проектах мы зовем киношных декораторов и студентов. Спасибо им большое за это, а нашим бутафорам низкий поклон!
Художники-бутафоры мастерской «Сценические решения» об этой работе:

Дмитрий Иванцов: «Технология была экспериментальной и сложностей в процессе хватало. Мы полежали во всех позах, какие только возможны, и лёжа, и сидя, когда клеили кусочки изолона. Самое запоминающееся было, когда мы полезли на молотилку и увидели эту самую гору опилок, как это всё будет выглядеть, то выдохнули. Когда видишь конец работы, это всегда вдохновляет. Понимаешь, ради чего были все эти мучения».

Виктория Галустян: «Это была долгая и монотонная работа. Ты просто берёшь и делаешь. Монотонность меня не угнетает — я получаю от этого удовольствие. Но было, правда, тяжело. В процессе ждешь момента: "ну, когда это всё закончится?", а в конце понимаешь, что уже нет сил и энергии радоваться. У меня даже эмоций не осталось, настолько мы все устали. Были и плюсы — это люди вокруг, друзья, мы друг друга поддерживали и нас это спасало. А потом всё. Я всё обнуляю, чтобы двигаться дальше».
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Как мы делали дробилку
На вершине горы из опилок красуется огромная дробилка. В нее запускают брёвна и она их перемалывает в опилки. Дробилка в спектакле — некий вымышленный персонаж, составленный из разных референсов. Перед нами стояла задача сделать конструкцию так, чтобы наверху по трубе, откуда вылетают опилки, мог забраться каскадер и прыгнуть оттуда в кучу опилок, а точнее на маты, которые спрятаны под половиком.

Габариты дробилки, позволили нам сделать ее сразу в каркасе более менее монолитной. Она состоит из трех деталей: каркаса с колесами, рельс с тележкой и основного выноса, куда забирается артист, заделанного в основании дробилки. Основание состоит из двух частей. Она двумя частями как бы обнимает верхнюю конструкцию. Получается некая заделка.

Дробилку мы поднимали на стропах, на штанкете и устанавливали на станок. Она крепится через пластины к станку, который в этом месте усилен и предполагает стационарные крепления для дробилки.

С одной стороны основания дробилки установлена ручная зубчатая лебёдка с обратным ходом, такие стоят обычно в автомастерских. Один артист крутит лебёдку и тем самым поднимает по рельсам тележку с пристёгнутым на ней ремнями другим артистом, пытаясь вместо ствола дерева загрузить его в дробилку.

Мы продумали и предусмотрели все нюансы безопасности артистов и каскадеров. Это важно в игровых моментах, когда артисты плотно взаимодействуют с декорацией. Во-первых, предусмотрели торможение тележки, чтобы лебёдка стопорилась и голова человека случайно не попала в колёса дробилки. Колеса, соответственно, были подключены к управлению. У нас стоял электродвигатель. Во-вторых, мы сделали экран, чтобы туда не попадал артист, и в-третьих, еще поставили датчики движения, по ним отключалась система. Если все-таки туда что-то попадает, у колёс предусмотрены мягкие зубья из изолона, а мотор автоматически стопорится и блокируется и движение прекращается.

И самый основной эффект, который работает в спектакле всего один раз, это когда из дробилки сыпятся опилки в течение трех минут. Мы изначально предполагали использовать мощную конфетти-машину Global Effects, приобрели ее, установили под станком и начали тестировать. В саму дробилку она не помещалась и нужно было, чтобы под станком находился человек, которые заряжал бы опилки.

Но труба была неровная — со сгибом в дробилке, и поток воздуха был не совсем правильный для наших целей. И поэтому нам не хватало мощностей даже самой мощной конфетти-машины. Театр очень здорово подключился к этой проблеме и подкинул нам идею, до которой мы почему-то сами не догадались. Мы купили промышленный вытяжной вентилятор, который используется для вентиляционных систем, А Иван и Сергей из театра его установили и всё получилось.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Деревья
Надежда Абрамова, куратор проекта, «Сценические решения»:
«Моя самая любимая декорация в спектакле «Лес» — это деревья, потому что обычно в отношении таких деталей возникает много сомнений и мытарств: сделаешь их из алюминия — они ломаются, сделаешь из стали — слишком тяжело, сделаешь из пенопласта — их разрывает и они крошатся. Выглядит это всё крайне не аккуратно».
Мы решили, что соберём каркас по форме дерева, заморочимся, погнём трубки и сделаем его ствол из «кривого алюминия»: с кружалами из алюминиевой трубки и ребрами, так же проваренными из алюминия — получилось алюминиевое пустотелое дерево. А потом поговорив с бутафорами и упросив их что, пожалуйста, давайте обойдёмся без пенопласта, мы аккуратно обернули тканью, подшили ее к каркасу и сверху сделали клеевую аппликацию также из ткани, марли и немного подкладывали туда кусочки поролона и изолона. Но в основном это сжатая двунитка и бязь, которая обмотана в виде коры дерева и кое-где прошита.

Дерево разборное. Крепежи прячутся в клапанах. Часть ткани сделана на липучке в виде клапана, который отстёгивается и даёт доступ к болтам, что довольно удобно. Чем это удобно?
✔️Лёгкая конструкция
✔️Ремонтопригодная
✔️Даже если порвется, оттуда не посыпется никакой пенопласт
✔️Всегда можно подшить, даже клея никакого не надо

Дерево — это прям любовь.