У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Театр Комедии им. Н.П. Акимова,
Санкт-Петербург

Премьера 11 декабря 2019 года
спектакль
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Режиссер-постановщик: Татьяна Казакова
Художник: Стефания Граурогкайте

Декорации для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Куратор проекта, технолог: Карина Федосеева
Конструктор: Диана Габдрахманова
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Столярный цех: Илья Гайворонский
Бутафорский цех: Анна Гагарина
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
Юлия Тупикина, драматург: «У меня была бабушка, она была не родная моя бабушка, а тётя моего папы. Она умерла и я по ней очень скучала, и мне хотелось, чтобы она осталась в памяти. И в моей памяти, и может быть, чтобы люди о ней узнали, поэтому я написала пьесу, где история выдуманная, а вот бабушка настоящая».

Татьяна Казакова, режиссёр: «Если раньше люди знали ради чего они живут, была какая-то идея, вера и цель, то сегодня этого нет. Существует для людей, может быть они сами этого не знают, молодых некая тоска по некой цельности, по некому желанию определиться. Тоже, мне кажется, любопытное это есть в пьесе».

Источник
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
Создавая декорации для спектакля «Как живётся — можется» по пьесе Юлии Тупикиной в театре Комедии им. Н.П. Акимова мы работали с режиссером-постановщиком Татьяной Сергеевной Казаковой. Она такой самодержец — знает, что хочет, но при этом ей сложно это выразить. Она не очень хорошо воспринимает картинку, например, видит эскиз и говорит, что ей всё нравится, но это не значит, что нужно сделать всё один-в-один с этой картинки, поставить на сцену и ей это точно так же понравится. У нее пространственное мышление и ей нужно все показывать на сцене.
Подробнее
У нас сложился особый подход к Татьяне Сергеевне и в принципе для многих театров это нормальная практика — делать выгородку. Мы определяем какие-то моменты, прописываем на первой встрече, выясняем что нравится, а что нет, выделяем главные позиции и начинаем с этих главных действующих элементов отрабатывать дальше. Затем приходим в театр, вооруженные картоном, брусками, какие-то элементы подготавливаем в мастерской и делаем деревянные прирезки в масштабе 1:1 прямо на сцене.

В этом спектакле перед нами была поставлена задача изготовить подиум, который ездит вперёд-назад и представляет собой современную квартиру, где живут герои спектакля. Мы собрали игровую фурку из брусков, фанеры и колес, определили ее габариты, где-то ее урезали и создали место действия, которое подошло режиссеру. Далее к этой фурке добавились две стенки, которые мы также собрали из бруска, выставили на сцену и поняли, какие у них должны быть размеры в пропорциях сцены.

Также к формам и габаритам, которые набрали из бруска, мы принесли образцы фактур в натуральную величину, а также подсветок или плёнок. У нас была задача сделать современный интерьер в стиле модерн. Художник этого спектакля Стефания Граурогкайте подбирала разные картинки и мы их преобразовывали в некую физическую субстанцию.

В итоге для зашивки стен на фурке был выбран монолитный поликарбонат испещрённый ломаными линиями, как будто это битое стекло. Этот образ битого стекла в процессе усложнился — технолог этого проекта Карина Федосеева придумала вместе с художником этот рисунок, отрисовала все линии по фрагменту изображения и дальше на фрезерной резке ЧПУ мы выполнили все эти трещинки, они при этом разные по глубине и толщине, установили на монолитный поликарбонат серую плёнку сзади и немного его подписали.

На фуру мы установили ковролин и две стеклянные полочки — это явилось основным местом действия спектакля — фура, которая движется от авансцены к арьеру с двумя стенками с фактурой как будто разбитого стекла.
Карина Федосеева, куратор проекта:

«Мне очень понравилось, что мы вырезали трещинки имитации битого стекла фрезой и закатали две лицевые стенки темной плёнкой. Так эти стенки смотрятся с обеих сторон круто — глянцевая поверхность сзади и заматованная лицевая сторона, особенно при подсветке. У меня даже было такое представление, когда я включила воображение, как будто это подводный мир».
Мы также создали большой светодиодный задник, состоящий из прямоугольных рам. Татьяна Сергеевна показала нам книгу, где ей понравилась некая композиция из квадратов с подсветкой и мы на основе ее видения разработали полумодульную систему, в которой светодиодные ленты собираются в корпусы, которые в свою очередь собираются в квадраты, зашитые монолитным поликарбонатом с разным цветом плёнки и разным затемнением: зеркальные серые, сильно-зеркальные, менее зеркальные. Из них мы создали композицию, которую несколько раз репетировали, как все эти рамы лучше подвесить и развесить, выбирали длины тросов, подрезали провода. Они управляемые, RGB и на них к тому же проецируется видеоряд.

Мы для начала на большом листе крафта нарисовали огромное полотно из этих рам и попытались изобразить один-к-одному, как это может выглядеть. На следующий монтаж мы привезли этот огромный крафт, вывесили его как задник, чтобы показать Татьяне Сергеевне пространственную задумку, так ли она хочет видеть эти рамы. Она сказала, что да, всё так, но нужно, чтобы они все висели в разных плоскостях.

После этого мы сколотили порядка 15 рам из простых реек и подвесили их на верёвки — попытались их разложить композиционно на свой вкус и опять согласовывали это всё с Татьяной Сергеевной. Ей понравилось наше решение и дальше мы начали предлагать материалы для этих рам.

Так мы предложили не оставлять бликующую поверхность рам: подготовили образцы, заматовали разной шкуркой квадраты поликарбоната, чтобы никакие блики не попадали на него, при этом чтобы на них могла ложиться видеопроекция. С обратной стороны рам мы накатали зеркальную и тонированную плёнку. Из этого родилось новое решение, что сверху у нас рамы будут светлые с зеркальной плёнкой, а снизу тёмные с тонированной, к тому же две рамы у нас с имитацией битого стекла.
Еще один игровой элемент в декорации, который мы создали — боковая лестница, которая изначально служила входом в подъезд, но затем на одной из репетиций она преобразовалась в эту лестницу. Основная задача в ней — чтобы внизу было как можно меньше каркаса. Наш конструктор Диана Габдрахманова вместе с технологом и куратором этого проекта Кариной Федосеевой придумали форму этой лестницы.

Конструкция лестницы нам очень нравится, она получилась необычной для театральной декорации. Она передвижная на колёсах со стопорами. Ступени ее зашиты монолитным поликарбонатом и подсвечены. В итоге у нас получился интересный объект, который перевоплощается: в одной из сцен он играет как лестница, в другой — как бар.

Мы изначально построили лестницу из бруска, потом запустили проект, начертили модель и дальше встал вопрос, будет ли на ней какая-либо фактура и какой у нее должен быть по цвету внешний вид. Мы все довольно быстро пришли к выводу, что она должна быть просто чёрной с прозрачными ступеням.

Было еще одно условие, что лестницу нужно делить на три части. Изначально Татьяна Сергеевна планировала, что она будет эту лестницу разбирать во время спектакля, мы сделали ее разборной, но в итоге она ее не разбирала. Она просто отсоединяется в спектакле от рабочего станка, который не виден зрителю, и выкатывается на сцену.

Там была небольшая сложность с установкой света на лестнице, потому что изначально все хотели, чтобы свет окантовки лестницы был съёмный, в итоге сошлись на том, что свет сделаем в отдельном профиле и он будет жить там постоянно, но при этом мы сделали так, что его можно отсоединить и он будет светиться отдельно. Там стоит радиоуправление и нет никаких проводов.

Дальше в этом спектакле мы проделали большую работу с гирляндами. Одна из сцен в спектакле называется «Ресторан», и режиссёру Татьяне Сергеевне очень хотелось создать образ в виде уличного украшения, такого как в Москве. И мы придумали гирлянду, которая получилась супер-ювелирным изделием.

Сначала мы собрали ее из подручных средств: выдавили из ПЭТа настоящие «лампочки Ильича», срезали с них горлышки и в оставшийся шарик набили разных блестяшек, вставили туда светодиоды — показали наш эксперимент. Такой образ Татьяну Сергеевну удовлетворил и мы его доработали: собрали на тросах, купили полусферы различного диаметра, заматовали их, собрали гирлянду из кусочка светодиодной ленты завернутой пополам. Такой кусочек вставлялся в каждый шарик. Таких было собрано две линии по 50 ниток разной длины сверху вниз в один провод наверху. Получился эффектный световой занавес.
Карина Федосеева, куратор проекта:

«Первый образец гирлянды клеила я сама. Дима Леонтьев, наш глава электробутафорского цеха, зарядил туда свет, а я приклеивала бусинки и разные украшения. Всё понравилось, но от бусин мы в итоге отказались, потому что такое огромное количество бусин оклеивать вручную сложно.

Всего для лампочек гирлянд мы заказали из Москвы порядка 900 шариков разных диаметров и дальше бутафоры вручную каждый шарик матировали. Наша бутафор Виктория забирала часть шариков себе домой, матировала их дома по вечерам, приносила готовую партию и мы передавали их нашим электрикам, чтобы они заряжали их светом
».
У нас была целая история пропускать трос сквозь шарики так, чтобы они не соскакивали с него. Степан, который занимался гирляндой, на определенном расстоянии наваривал маленькую гаечку-стопорок — вышло порядка 900 гаечек по количеству шариков. Получилась классная фактура, она, правда, внутри, и ее не видно снаружи.

Свет мы установили только в большие шары. А когда включили всю гирлянду в сборе уже на сцене, получился такой эффект, как будто все шары подсвечены. Это стало для всех неожиданностью, ведь нигде в эскизах этого не было, а вышло эффектно и красиво — это целиком наша выдумка.