У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Театр Русская антреприза им. Андрея Миронова, Санкт-Петербург

Премьера 29 апреля 2019 года
спектакль
Спектакль Константина Богомолова
по пьесе Михаила Булгакова «Иван Васильевич»
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Сценическая редакция и постановка: Константин Богомолов
Художник-постановщик: Лариса Ломакина
Художники по свету: Лариса Ломакина и Яна Бойцова

Декорации и реквизит для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Куратор проекта: Надежда Абрамова
Жесткие декорации: Карина Федосеева
Мягкие декорации: Людмила Сальникова
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Столярный цех: Илья Гайворонский
Бутафорский цех: Анна Гагарина
Электробутафорский цех: Дмитрий Леонтьев
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
«Одиссея 1936» — это путешествие и странствие булгаковских героев во времени. Сценография Ларисы Ломакиной — постоянного сотворца режиссера Константина Богомолова с 2005 года, с которым они вместе поставили более тридцати успешных спектаклей в России и Европе — в этом спектакле абстрактна и минималистична (что обусловлено также и техническими, пространственными параметрами сцены театра, но вместе с тем ассоциативно отсылает к вполне узнаваемым визуальным образам: выгородка из красного занавеса с единственным малиново-фиолетовым креслом в «клубной», очевидно «нездоровой» искусственной подсветке (художники по свету: Лариса Ломакина и Яна Бойцова) моментально вызывают в памяти образы кинематографа Дэвида Линча. Бытовая комедия, а в сущности незамысловатый водевиль с элементами сатиры на условно-фантастический сюжет о советском изобретателе (1920-30-е — бум инженерного энтузиазма в СССР), экспериментирующем с путешествиями во времени, превращается Богомоловым в оторванную от реалий общества и быта экзистенциальную драму.

Источник
«Это не попытка сделать из этого водевиль или какую-то комедию, нет, скорее здесь что-то лирическое, немного сентиментальное, меланхолическое, больше про размышления, чем развлечения. В этой премьере 30-е годы — весьма условное время, это на самом деле путешествие внутрь себя, в свою какую-то печаль, свое ощущение утекающего времени, ускользающей жизни, в свое ощущение какой-то неустроенности нынешней жизни этих героев и попытки найти мечту».
Константин Богомолов, режиссер:
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
Театр заранее познакомил нас с художником-постановщиком Ларисой Ломакиной. Перед сдачей художественного проекта Лариса приехала посмотреть сцену театра, поскольку никогда раньше в нем не была, и познакомиться с нами на предмет декораций для спектакля. Мы рассказали, что умеем делать, Лариса показала, что она любит — чтобы было чисто, аккуратно, без театральщины. (Лариса Ломакина по образованию архитектор: в 1991 году окончила Московский Архитектурный институт, факультет жилых и общественных сооружений).
Подробнее
Мы отправили Ларисе планировку и разрез сцены, и в начале февраля этого года она вернулась с эскизами и представила проект. Надо сказать, что мы редко сталкиваемся с таким высоким качеством оформления проекта. Он был выполнен в виде альбома, в котором были собраны все эскизы и по каждой позиции прилагалось подробное описание, как художник видит и хочет, чтобы это было выполнено вплоть до спецификации материалов.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О жёстких декорациях:
Декорации к спектаклю минималистичные, но тем не менее нам было над чем поработать: мы достроили сцену, поставили авансцену, сделали интересный станок, который легко собирается из комплекта ног и верхних ферм и перекрывается спереди плотной заглушкой. Сцена закрывается негорючим ковролином, на ней находится небольшой настил трапециевидной формы с фактурой чёрной глянцевой плитки. Пол невысокий, собран из толстой фанеры, внизу у него шпонки. Он выполнен из трёх частей и с боков поджимается небольшими столярными пандусами.

Фактура пола получилась очень интересная — мы использовали всем известный метод фрезеровки — отфрезеровали трапециевидные пазы, что не очень сложно, а дальше была выполнена очень трудоёмкая работа с большим количеством этапов: мы грунтовали серым, красили миранолом в несколько слоев, шлифовали и опять красили миранолом, затем покрывали лаком. Признаться, не сразу всё получилось, потому что нас смущали некоторые материалы, которые нельзя было смешивать, и вследствие нарушения технологии пол начал колоться через три дня. Мы счищали его и заново всё переделывали, хотя вроде бы это уже неоднократно выполняли такие работы.

Ещё из интересного, что мы раньше не делали: для спектакля были изготовлены световые приборы, световой портал, световые трубки и световой шар. В портале мы придумали специальное крепление, соединяющее горизонтальную и вертикальную трубку, через которое проходит разъём и туда крепится трубка со светодиодами. В то же время это является конструктивным элементом, который удерживает горизонталь и вертикаль и стыкует их в жёсткую конструкцию. Нижняя часть световой рамки убрана под ковролин и представляет собой пластину толщиной 5мм и габаритами пол метра для устойчивости. Рамка закреплена в пол и надежно держится на планшете.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О мягких декорациях:
Лариса привезла с собой из Москвы образцы бархата для декорации, которая образует красную комнату. Мы подобрали материал в Петербурге — бархат очень красивого цвета, но он оказался абсолютно неудобный в пошиве, как мы уже поняли потом в процессе. Это такой азиатский бархат-стрейтч, который тянется в разные стороны, он довольно тяжелый и вытягивается под машинкой так, что с ним довольно сложно работать.

Мы долго пытались сделать потайной кушак, но он влечет за собой 2-4 лишние строчки, и каждый раз прострачивая по прямой, мы собирали материал в складки на полу, и невольно эти складки в процессе сдвигались на несколько миллиметров, а у Ларисы в эскизах был нарисован чёткий ритм — абсолютно одинаковые прямые складки. У нас же поскольку машинка всё перебивала, со сцены было видно, что складки получались разные, и с этим было очень сложно бороться. В итоге мы распустили все строчки и отвесили кушак на одной строчке, и у нас наконец всё получилось.

Художник не хотела никаких театральных вязок, поэтому мы придумали интересное крепление с карманами, которое не сразу приняли монтировщики. Сам карниз, на котором висит ткань, а также установлены две световые линейки в разные стороны, очень маленький. Он собран из тонких пятнадцатых трубочек и жёстко прикреплен к строительным балкам потолка театра. Там очень мало места, поэтому в конструкции всё рассчитано до миллиметра: 15 мм — один профиль, 15 мм — другой профиль, 10 мм — на ткань, 20 мм — на трубочку и так далее, всё это вместе составляет порядка 100-150 мм и выглядит компактно и аккуратно.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О реквизите и бутафории для спектакля:

Кресло в спектакле настоящее, не театральное, сделано из натуральной кожи по заказу у мебельщиков в Москве. С ним тоже приключилась интересная организаторская история: срок изготовления мебели обычно составляет полтора месяца. Нам же по истечении 40 минут переговоров с менеджером удалось договориться об изготовлении этого кресла за две недели, если переведём предоплату через 15 минут. И собственно, через две недели нам привезли это кресло. Конечно, мы переживали, так как первый раз работали с этой мебельной компанией, но всё получилось.

В работе нам часто приходится искать новых поставщиков, договариваться с ними на доверии и идти на риски. Мы всегда работаем в условиях ограниченного времени и решения каких-то спецзадач, которые накатываются как волны: сегодня была одна задача, а завтра задача меняется, оставаясь при этом в рамках бюджета, но ее нужно вписать во временные рамки — в этом тоже заключается наша работа.