У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Новая сцена Александринского театра,
Санкт-Петербург

Премьера 26 февраля 2021 года
спектакль
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Режиссер, автор спектакля: Валерий Фокин
Сценография: Семён Пастух
Художник по свету: Игорь Фомин
Технолог Александринского театра: Ксения Домантовская

Декорации для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Кураторы проекта: Карина Федосеева, Вероника Войчук
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Бутафорский цех: Влад Балаклейский, Наталья Меркульева
Электробутафорский цех: Дмитрий Леонтьев
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
Синопсис:
Ближневосточное государство «Исламская Республика» охвачено гражданской войной. Мировое сообщество бессильно: получив ядерную бомбу, Верховный Лидер гарантировал невмешательство Запада и теперь планомерно истребляет оппозицию. Страна на грани гуманитарной катастрофы. Последний шанс восстановить мир — переговоры при посредничестве России и США, проходящие на нейтральной территории, в токийском аэропорту Нарита.

Оформление спектакля — футуристическая декорация зала переговоров на нейтральной территории японского аэропорта. При этом нет ни намёка на Японию. Визуальный ряд решен в пользу Ирана. Там засуха, там нет воды, а значит — пол японского аэропорта логично устлан песком с виднеющимися тут и там камнями. Офисная мебель — выстроенные в ровный ряд столы, стулья — стоит как бы на поверхности выжженной пустыни.

Идея безжизненного пространства поддержана высокими технологиями. Бесконечный навязчивый досмотр действующих лиц в рамках металлоискателей и сама избыточность этих рамок — их целых три! — навевают мысли о всеобщей подконтрольности. Над сценой как зеркало высшего начала огромный экран, а на нем в рапиде внутренняя трансформация во времени лица главной героини — от измученной женщины до юной девушки и девочки, и обратно.

Источник
«Мы работали с мастерскими параллельно сразу над двумя проектами нашего театра: «Товарищ Кисляков» и «Честная женщина». Несмотря на разный объём, отношение было очень внимательным.

Особенно меня впечатлила работа мастеров цеха электробутафории над спектаклем «Честная женщина». Подкидывая им, прямо скажем, нестандартную задачу по модернизации ноутбуков, которые должны были играть роль световых приборов, ярко освещая лица артистов, я даже засомневалась в успехе, но они так виртуозно вышли из ситуации, что впору запатентовывать их изобретение. Разве что, наверное, никому больше не придет в голову встраивать дополнительную подсветку в фабричное электронное устройство.

Вообще в этих мастерских накоплен очень большой опыт, так что можно воспользоваться и готовыми наработками. Главное — в «Сценических решениях» есть команда. И с этой командой можно решать самые сложные задачи. Мы уже не в первый раз работаем с мастерской «Сценические решения» и можем совершенно спокойно доверять ей.
Ксения Домантовская, технолог Александринского театра:
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
Серый песок — главная привлекающая внимание деталь декорации футуристического аэропорта в спектакле Валерия Фокина «Честная женщина».

Имитация песка — дело нередкое в театральной сценографии. Мы проходили ее с Николаем Слободяником в спектакле «Звериные истории» в Молодёжном театре на Фонтанке и в «Солярисе» Юрия Смекалова в театре Приют комедианта. Сымитировать песок можно по-разному. Для пляжа в Звериных историях «песок» у нас был из ПВХ-крошки — готовой с завода, и тогда мы сразу без проблем попали в цвет.

А в спектакле «Честная женщина» художник Семён Пастух хотел «песок» именно серого цвета, чтобы он гармонировал с бутафорскими камнями, которые мы также выполнили для спектакля. Для этого мы раздобыли и выкрасили 6 кубометров пробковой крошки для имитации песка, чтобы застелить всё пространство Новой сцены Александринского театра.
Подробнее
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Об имитации песка:
Соответственно, возник вопрос: как сделать серый песок. Предлагали вариант из ПВХ, не понравилось. Тогда решили, что будем «песок» красить.

Краску хорошо впитывает пробка. От этого и пошли. Первую партию 60 кг крошки в рассыпном виде нашли на Авито. Отправили на утверждение — подошла. Мы сразу ее покрасили и отдали в театр для репетиции. А со второй партией приключилась история. Планировали заказать пробковую крошку из Испании, но из-за пандемии и закрытия границ доставка выходила с большой задержкой. А сроки нас уже поджимали. Пришлось выкручиваться.

Михаил Абрамов предложил экспериментировать: купить дробилку и дробить пробковые листы. Так и сделали. Следующим этапом нужно было покрасить крошку, попав в цвет предыдущей партии. Та еще задачка!

Несмотря на то, что у нас был конкретный номер колеровочной краски, это вышло не очень-то и просто. Сделав первые выкраси, поняли, что тона не совпадают. Такое бывает. Не все краски у поставщиков одинаковые. Пришлось домешивать ее, добавляя туда уникор, потому что оттенок получался слишком светлый, а нужен был темнее. И так несколько раз. Сначала выкрасили весь объём. Не попали в цвет. Перекрасил еще раз, добавив уникор — вышло слишком тёмно. Надо было найти золотую середину. И на третий раз, подгадав пропорции наши бутафоры отлично выкрасили все шесть кубометров крошки.

Чтобы успеть, сушили под большими тепловыми пушками, не сразу всё удалось просушить. Взяли еще неделю на досушку и в итоге сдали крошку театру в срок.
Камни для оформления аэропорта изготавливала наша бутафор Наталья Меркульева. Первые камни мы начали резать по небольшим зарисовкам от художника, где по сути были только габаритные размеры. Изначально было не очень ясно, какие они должны быть, грубые и острые или наоборот более скруглённые, отточенные. После этого к нам в мастерские пришёл в гости Семён Пастух и уже лично рассказал, какими он их видит, заодно показал нам референсы и даже попросил стамеску, чтобы самому порезать форму. Цвет камней мы уже подбирали отталкиваясь от образца крошки. Но после нескольких репетиций некоторые камни попросили расписать в более холодный оттенок.
Также для этого спектакля мы изготовили стенку из алюминиевого профиля. Она максимально простая. Изначально каркас не хотели красить, но зачищенные сварочные швы были очень видны. И тогда мы отправили ее в порошок. С изнанки стенка зашита листами монолитного поликарбоната, предварительно защищенными прозрачной плёнкой. В центре стены установили дверь-купе, которая катается по направляющим.

Над стенкой подвешен рир-экран обратной видеопроекции. Мы заказали его в Германии. Начертили полотно под нашу раму, утвердили с театром, отправили на изготовление. Для него же изготовили ферменные конструкции.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Об электробутафории:

В спектакле «Честная женщина» по задумке его создателей в выстроенном пространстве аэропорта стоят три рамки металлодетектора. Нам поставили задачу, чтобы они работали как настоящие со световой и звуковой индикацией на движение.

Металлодетекторы само собой бутафорские. Мы их признаться, делали впервые. В них мы установили датчики движения. В процессе выяснилось, что не все датчики могут работать в театральных условиях, потому что световые приборы на сцене излучают инфракрасный свет, а датчики на него реагируют. Быстро обнаружилось, что стоило только направить свет в сторону рамки металлодетектора, как тут же срабатывал датчик, хотя рядом людей не было.

После нескольких экспериментов с ложным срабатыванием сигнала наши электрики в конечном итоге задействовали более мощные и другого принципа работы датчики движения — от ворот со шлагбаумом. Они оказались самым оптимальным и рабочим вариантом.

Когда артист проходит через рамку, на ней сверху загораются кнопки. Мы их напечатали на 3D-принтере. К светящимся кнопкам добавляется звуковой сигнал с помощью зумера — небольшого динамика, также встроенного в верхнюю часть рамки металлодетектора.

Также в центре декорации стоят три стола, за которыми проходят переговоры по сюжету спектакля. Они представляют собой световые лайтбоксы и состоят из двух половинок. Свечение требовалось RGB, и чтобы white был тёплый и холодный — то есть пять цветов. Из них уже можно замешать любой цвет.

В самой столешнице находятся съёмные панели со светодиодной лентой. Сверху они накрыты монолитным поликарбонатом. На торцевой части столов мы установили распределительную коробку. К ней подходили провода и из нее же уходили на обе половинки. Дальше провода уходили в закулисье и управлялись с наших стандартных контроллеров.

Чтобы минимизировать количество проводов, решили использовать цельный провод до стола. Выбрали 18-жильный провод Lapp кабель. В нем у нас были все каналы, которые шли на один стол и его две половины. Всего — 10 каналов.

Уже во время репетиций столкнулись с проблемой: в столах появлялось мерцание, когда они были полностью выключены и когда начинали диммироваться тоже. Долго не могли понять, в чем проблема. Выяснили, что внутри провода создаётся наводка между каналами — совпадает частота в какой-то момент и проходят пульсации. Вопрос решили с помощью перепрошивки контроллеров платы. Для нас это был новый опыт — разобраться с передачей сигнала через многожильные провода.

Также мы выполнили подсветку камней. Для этого использовали приборы заливки собственного производства — алюминиевый профиль с радиаторами. Собирались они на базе светодиодной ленты по двум индивидуальным размерам, заданным театром. Такие светильники мы уже ранее делали. Они требуют большое количество коммутации и контроллеров.