У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Академический Малый драматический театр — Театр Европы, Санкт-Петербург

Премьера 16 ноября 2020 года
спектакль
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Сценическая композиция и постановка: Лев Додин
Ассистент режиссера: Никита Сидоров
Художник: Александр Боровский
Художник по свету: Дамир Исмагилов

Декорации для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Куратор проекта, технолог: Вероника Войчук
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Столярный цех: Илья Гайворонский
Электробутафорский цех: Дмитрий Леонтьев

Чертежи и технические проект: компания О-Тех
Световые приборы: компания АДЛ
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
«Братья Карамазовы» поставлены Львом Додиным аскетично в подчеркнуто условной небытовой манере. С самого начала возникает ощущение, что действие происходит нигде и везде. Цветовая гамма костюмов и декораций черно-белая с вкраплением темно-лилового в женских туалетах. Пустой планшет сцены с трёх сторон обнесен высокими нейтральными выгородками. Из обстановки — только многочисленные разномастные стулья. В спектакле все очень герметично. Черный квадрат сцены с одной движущейся по центру стеной и луч света, шарящий в темноте.

В спектакле используется локальное освещение (художник по свету Дамир Исмагилов), позволяющее режиссеру сосредоточить зрительское внимание на том или ином участке сцены и действующем лице. Свет работает как одно из средств, движущих действие. За пределами освещенных зон царит полутьма, скрадывающая очертания и размеры пространства. В это не имеющее никаких признаков пространство один за другим размеренно и бесстрастно выходят, поднимаются, «всплывают» персонажи.

В финале спектакля стена сметает со сцены всех, вновь пропуская через себя одного лишь Алешу, возвращая его туда, откуда он пришел. Луч описывает круг и снова нащупывает свое главное действующее лицо. Дальнейшее — во мраке.

Источник
«Пожалуй, никто так много и подробно не говорит о своих героях, как Достоевский. Человек Достоевского непостигаем, непостижим по определению. В Человеке у Достоевского нет дна, и поэтому в нем тонешь, захлебываясь; и нету тверди небесной, поэтому летишь с ним в космос, задыхаясь. То ли падаешь в разверстую пропасть, то ли взлетаешь в плотное тяжелое пространство черных дыр.

Достоевский не рассказывает о человеке, не описывает человека, даже не изучает человека, он блуждает по человеку в ошеломлении восторга и ужаса, восторженного ужаса и ужасного восторга. Мы несколько лет блуждали следами Достоевского, и сегодня делимся блужданиями по Карамазовым, по жизни, по Достоевскому, по самим себе. А может просто продолжаем блуждать вместе со своим зрителем».
Лев Додин, режиссер:
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
«Братья Карамазовы» в постановке Льва Додина — самая ожидаемая театральная премьера сезона 2020-2021. Репетиции шли на протяжении четырёх лет. Можете себе представить, театр и труппа живет спектаклем столько времени? Мы же работали над декорациями вдвое меньше — начали в мае 2018 года. Наша мастерская выступила исполнителем декораций по чертежам компании О-Тех, разработавшей технический проект. АДЛ занимались разработкой и установкой световых приборов для декорации.
Подробнее
Это один из немногих спектаклей, где декорации подчинены световому решению. Здесь всем правит свет по художественной задумке Дамира Исмагилова. На первый взгляд, на сцене нет ничего необычного. По краям перпендикулярно зеркалу сцены стоят две железные стены, а по центру висит огромное кольцо с не менее огромным световым прибором. Вдоль одной из стен буквально свалены друг на друга 32 стула.

Но как только начинается действие, стенки преображаются в прямоугольные пространственные фермы с ячейками, в которых расположены световые приборы — по 40 штук в каждой. У каждого прибора свой световой сценарий. Вся проводка скрыта в каркасе. А сами стенки зашиты канелированной сеткой.

На протяжении спектакля левая стена остается неподвижной, а правая имеет два положения: сначала стоит в линию с архитектурным порталом, а затем в определенный момент движется к центру сцены, «сгребая» перед собой стулья.
Фото: от макета до производства к монтажу
Стена двигается с помощью кареток по верхней силовой ферме. Каретку приводит в движение тросовая система, замкнутая на лебедке. Лебёдка установлена в кармане и управляется вручную. Вся конструкция установлена на фурку с роликами прямого хода. Центральная часть стены имеет выдвигающуюся часть – дверной проём, состоящий из двух ячеек.

Вся конструкция была продумана до мелочей, например, для секций стены мы использовали трубу с большим сечением 40х40х2 мм для того, чтобы спрятать туда всю проводку, и зритель не мог видеть разветвления проводов от 40 проекторов.

Чтобы скрыть всю механизацию, мы разработали «стальную табуретку» — разборную металлическую конструкцию из ферм на стойках. Стойки ферменной конструкции спрятаны за архитектурный портал. Передний горизонтальный план скрывает арлекин. Второй план скрыт за жесткой падугой.

Также, для того чтобы скрыть от зрителя троса, которые идут параллельно зеркалу сцены по полу к приводу, театр изготовил новый настил, в котором наша столярная бригада, сделала канавки, куда спрятаны троса. В итоге для зрителя складывается ощущение магии, большая железная стена сама едет по сцене, сгребая кучу стульев. Магия и страх одновременно.

Самым сложным объектом в декорациях спектакля для нас стала дорога-кольцо. Она располагается на шестиметровой высоте от планшета сцены и представляет собой разборную металлическую конструкцию — пространственную ферму в форме кольца с четырьмя точками подвеса. По ней движется интеллектуальный динамический прибор полного вращения (moving head).

Четыре части круговой ферменной конструкции собираются на планшете сцены в единое кольцо диаметром 6000 мм, таким образом, чтобы крепежные элементы (болтовые соединения) не препятствовали движению светового прибора.

Нужно было с высокой точностью изготовить все детали. В основе дороги – каркас из стального листа, вырезанного на гидроабразиве. В качестве подложки для токосъёмника и позиционирования предложили использовать текстолитовую плиту с перфорацией, которую так же вырезали на гидроабразивном станке. Она имела общую ось, на которую передавалось питание, за счёт кабеля и токосъёмника на электродвигатель.

На монтаже каретка со световым прибором шумела каждый раз, когда прибор двигался по кругу. Текстолитовая подложка была собрана из двухметровых деталей, образуя на соединении каждой, ступеньку. Именно за ступеньку цеплялась щётка каретки, на которую был установлен прибор, — отсюда и шум. Пришлось отказаться от этой идеи. Театр принял решение установить немецкий заводской токоприёмник. Но сам каркас, по которому перемещался световой прибор, остался наш, так как он был достаточно хорошо и грамотно собран, а главное налажен.