У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Театр Русская антреприза им. Андрея Миронова,
Санкт-Петербург

Премьера 30 марта 2019 года
спектакль
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Над спектаклем работали:
Спектакль по пьесе японского драматурга Коки Митани «Академия смеха» (перевод Дмитрия Лебедева)

Режиссер-постановщик: Евгений Баранов
Художник: Николай Слободяник
Художник по свету: Максим Ахрамеев

Декорации и реквизит для спектакля выполнены мастерской «Сценические решения»:
Куратор проекта: Надежда Абрамова
Жесткие декорации: Карина Федосеева
Мягкие декорации: Людмила Сальникова
Слесарный цех: Максим Кузнецов
Столярный цех: Илья Гайворонский
Бутафорский цех: Анна Гагарина
Электробутафорский цех: Дмитрий Леонтьев
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
Художественная задумка:
Действие пьесы разворачивается в 1940 году в Японии. В основе комедии — взаимоотношения драматурга и цензора. Молодой драматург Цубаки стремится получить разрешение от цензора на постановку своей комедии. Вот только строгий чиновник то и дело находит, к чему придраться. Цензор давит, драматург вносит нелепые поправки и комедия превращается в абсурд. Это постановка для двоих героев. Они олицетворяют два вечно конфликтующих начала — художника и власть. Сюжет развивается в кабинете цензора Отдела общественной безопасности Токийской полиции. Пьесу драматурга собираются запретить, ведь она смешная — а зачем народу смеяться, когда страна переживает тяжёлые времена?
«Мы как-то немного хотели привнести и сказать: «вдумайтесь, что с вами происходит». Когда социальное начинает превалировать в человеке, он становится глуп. Идеологическое когда превалирует, он становится просто глуп. И это тоже мы хотели отметить».
Евгений Баранов, исполнитель роли драматурга, режиссер:
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
История создания декораций для спектакля:
Николай Слободяник, художник этого спектакля, работал с нашим технологом Кариной Федосеевой. На эскизах мы видим чистое пространство сцены со светящимся ярким полом и кабинетом из австрийских занавесов. Декорации к этому спектаклю очень лаконичные. Огромный лайтбокс 4,5 х 4,5 метра и высотой 200 мм — это практически весь объем сцены театра антрепризы им. Андрея Миронова.
Подробнее
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О жёстких декорациях:
Художник хотел использовать эффектный яркий свет при минимально видимом каркасе. Для этого внутри лайтбокс проклеен мощной светодиодной лентой, дающей только теплый и холодный свет с очень ярким свечением. Каждый квадрат лайтбокса 1,5 х 1,5 метра работает изолированно от остальных.

Лайтбокс выполнен по стандартной технологии: стальной каркас, зашитый изнутри фанерой, выкрашенной в белый. На дно лайтбокса установлен алюминиевый лист. Мы так делаем крайне редко, но поскольку в лайтбоксе использовано много ленты, и чтобы она не грела фанеру на протяжении нескольких часов спектакля, алюминий обеспечивает теплоотведение. Плюс алюминий хорошо отражает свет и дополнительное свечение.

Репетиционный период, кстати, — самый тяжелый испытательный этап для декораций, потому что прогоны идут сутками и неделями нон-стоп, включая постоянные монтажи и сборно-разборные работы. Сверху лайтбокс закрывает толстый 15 мм щит из монолитного поликарбоната. Мы сделали обрамление этих щитов из алюминиевого уголка, покрашенного в черный цвет порошковой краской.

У нас с художником был как раз подобный опыт изготовления лайтбокса для спектакля «Онегин» в Приюте Комедианта, где мы в силу ограниченности в материалах, бюджете и времени скомбинировали два листа 10 мм в качестве щита для большого лайтбокса, на который встают десять человек, и к тому же на нем установлена ванна, наполняемая водой. У лайтбокса при этом большая ячейка и мало каркаса, и по расчетам мы должны были взять 20 мм поликарбонат, но купить его в количестве 5 листов, это как найти воду в пустыне Сахара — либо дико дорого, либо долго ждать поставку, присоединяясь к другому заказу. Такая комбинация, сыграла не слишком удачно, при ходьбе листы скрипели между собой.

И в этом спектакле у нас была похожая история — мы искали 5 листов 15 мм поликарбоната к тому же цвета опал. Потом от опала отказались, нашли прозрачный поликарбонат, решили использовать светорассеивающую пленку. Столкнулись при этом с проблемой — плёнки сильно царапаются, а на лайтбоксе по задумке сценографа должна стоять большая металлическая клетка, предназначенная для человека. Клетка закрывается и открывается с разных сторон благодаря многочисленным защелкам, туда заряжается различный реквизит, и два артиста обыгрывают ее на протяжении всего спектакля так, что, естественно, она царапает поверхность лайтбокса. Мы перепробовали все плёнки, сначала у нас не очень получалось и к тому же оставались царапины, в итоге мы ошкурили и очень ровно отшлифовали все 4,5 х 4,5 метров поликарбоната, он получился как опал и все были счастливы.
Стоит отметить, что у этой самой клетки, основным игровым предметом на сцене, получилась очень красивая фактура. С одной стороны, Николай Слободяник хотел чистоты, но от фактурных предметов не мог отказаться — это одна из его художественных черт. Он любит сочетать много света и, например, австрийские занавесы на четыре стороны, которые дают общий объём и чистоту пространства, и при этом включает небольшие предметы, как эта клетка с богатой фактурой. Наши художники долго и кропотливо добивались эффекта ржавчины, много раз шлифовали и наносили покрытие, чтобы она была идеальная.

Карниз откуда спускаются занавесы, представляет из себя ферму, максимально облегченную, но все равно стальную, поскольку точек подвесов в этом театре мало, а нужно чтобы ферма сама себя держала, мы ее страхуем к несущим конструкциям. На эту ферму встают съемные облицовки «отлитые» из бетона – всё это вместе становится карнизом. Внутри фермы от зрителя прячутся установленные блоки, направляющие шнур для подъёма и опускания каждого из четырех занавесов. Занавесы управляются вручную монтировщиками театра. На галереях установлены барабаны для намотки шнура с рукояткой и механическим стопором. Смотрится вся эта конструкция довольно эффектно в собранном виде, особенно с той стороны которую не видно из зрительного зала.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О мягких декорациях и специальных для них механизмах:
Чем меньше спектакль, тем больше с ним заморочек. Например, занавес. Сначала подумали: «а давайте сделаем 11 полос на плоскость. Нет, 11 много, давайте сделаем 6. Нет, 6 мало, давайте сделаем 8», — и таких образцов занавеса мы сшили три штуки. При том что, ткань — широкая синтетика, вуаль с негорючим волокном. Всего у нас ушло 156 пог. метров ткани при ширине 4,2 метра. Ткань специально заказали из Германии. Для этого спектакля было очень важно, чтобы ткань была качественная, потому что ее очень много на сцене. Она должна эффектно смотреться, обладать определенными свойствами и быть пожаробезопасной, что немаловажно.

Мы долго согласовывали цвета для этого спектакля: серый, темно-серый и белый. С серым и темно-серым пытались осознать, как они будут выглядеть и сочетаться исходя из тех материалов, которые мы можем предложить. В итоге у нас получился матовый белый лайтбокс, черная прозрачная вуаль, которая при подсветке смотрится серой. Для этого наверху на фермы встроен светодиодный свет, который слегка подсвечивает шторы и она «играет» — она может быть прозрачной, непрозрачной, сероватой, темной, может окрашиваться в другой цвет. Это такой материал, который берет цвет от света.

С этим занавесом вышла интересная история. Он опускается и поднимается, изначально предполагалось, что это будут делать вручную. Мы продумали довольно стандартный приём: блок крепится в пол, делается петля, и человек вручную подтягивает шнур по принципу подъема флага. Потом у нас запросили лебедки, но стандартные в продаже лебедки идут с трещотками (механизм, который не дает обратно двигаться, как катушка удочки) и издают звук. И мы изготовили специально для этого широкие барабаны для намотки — рассчитали за один оборот усилия и количество намотанного шнура. Получилась простой и безотказно работающий механизм.

Чтобы все веревки быстро заправить (а их 30 штук в этом спектакле), мы сначала приваривали к фермам специальные карабины, чтобы туда защелкивать веревку, но карабины цеплялись. Тогда мы предложили рым-болты, тоже замучились с ними протягивать веревки, и в итоге сделали чекели. Приоткрывали их, последовательно заправляли в них все веревки и закрывали, чтобы не протягивать. Нужно ориентироваться и знать, какую веревочку заправить к какому барабану. Спектакль получился довольно трудоемкий по монтажу и очень аккуратный.
У НАС БОЛЕЕ 70 ИНТЕРЕСНЫХ ПРОЕКТОВ
ДЛЯ РАЗНЫХ СПЕКТАКЛЕЙ
И ТЕАТРАЛЬНЫХ ПОСТАНОВОК
О преодолении задачи:
Мы долго делали этот спектакль, порядка четырех месяцев, — приступили к нему в начале декабря 2018 года, сделали макет, а сдали декорации в середине марта 2019.

В процессе придумывания этого спектакля (а большинство спектаклей в России делают именно так) многое менялось, и мастерским в этом плане всегда очень сложно подстраиваться. Изначально мы имели на входе: занавесы, лайтбокс, клетку и стул. Через полтора месяца у нас появились проекционные экраны и сразу возникли вопросы: куда их вешать, как их натягивать, светить, появились дополнительные линейки, карнизы и прочие элементы. Художники очень часто любят использовать экраны как фон, они очень хорошо принимают на себя свет и на них получаются красивые заливки.

Казалось бы, ну, экран, разве проблема купить экран? А начинаешь выяснять, и выходит, что в Петербурге производством экранов никто не занимается, можно заказать в Москве, к тому же нужно учитывать индивидуальные размеры и, конечно же, нам нужен некий особенный серый экран. В принципе когда есть в запасе время, то можно найти все что угодно, и это не считается слишком дорого для театра, потому что театры уже привыкли к каким-либо заграничным покупкам. И началась заморочка найти и купить экран. Купили экран, привезли, повесили. Поняли, что не нравится, как он висит, изготовили и поставили под него фермы. Для нас уже стало нормой реагировать на подобные изменения и доработки, которые неминуемо возникают в процессе рождения спектакля.

Мы, конечно же, двигаемся за ходом мыслей художника, думаем на опережение: «вот сейчас он хочет экран, а что он дальше может захотеть» и стараемся предупредить, что скорее всего понадобятся проходы для артистов, уточняем, как будут натянуты края занавеса и прочие детали. В результате этих творческих поисков и обсуждений рождаются еще какие-то объекты, которые не видны зрителю, но необходимы, чтобы картинку и линию поддержать.

В этом спектакле это были дополнительные фермы, которые мы сделали, каше, чтобы перекрыть все технические моменты (шнуры, провода от линеек). К тому же у самого театра нет лаконичного портала, и чтобы всё это перекрыть мы сделали раму. Это всё несложные работы, но они нарастают как снежный ком, непродуманные за раз в самом начале.

Стоит также отметить, в работе с этим театром сложно использовать сценическое оборудование для подъема тяжелых декораций. Штанкеты ручные рассчитаны на небольшую грузоподъемность, лебедок нет, и мы каждый раз что-то проектируем, чтобы обходить ограничения техники сцены. Театру очень нелегко порой принимать такие декорации и справляться с ними, потому что они зачастую находятся в очень ограниченном временном промежутке и должны быстро монтировать и демонтировать декорации. Тем не менее мы давно уже работаем с театром антрепризы им. Андрея Миронова, и за годы работы нам удалось наладить контакт с людьми там, найти к ним подход, слышать от них обратную связь, учитывать их требования. Мы стараемся сделать так, чтобы им было легче работать с нашими декорациями.